Отдел продаж
8 (499) 755-89-57
Лодки, запчасти
8 (499) 755-89-57

Военная гусеничная техника


Гусеничная вездходная техника

Российская гусеничная военная техника отличается высокой надежностью, простотой в обслуживании и возможностью ремонта в полевых условиях, что обеспечило ее широкое применение в войсках. Благодаря высокой мощности силовых агрегатов и гусеничному ходу также достигается отличная проходимость таких транспортных средств. Эти и другие качества привели к тому, что военный транспорт стал использоваться в различных гражданских целях. В частности, стала популярной гусеничная техника для охоты и рыбалки, для геологических целей и спасательных служб.

Какую гусеничную технику можно купить у нас?

  • Мы предлагаем множество разных видов гусеничной техники, включая тягачи, инженерные машины, путепрокладчики, наземные и плавающие бронированные транспортеры, а также легендарные российские танки.
  • Нами осуществляется продажа гусеничной техники с консервации, которая не была в эксплуатации, а значит наделена большим рабочим ресурсом и прослужит вам долгое время.
  • Наши специалисты выполняют любую модернизацию гусеничной техники, полностью демилитаризируя ее или наоборот добавляя бронирование и увеличивая безопасность транспорта.

Покупайте гусеничную технику у нас!

В «ВездеходЛаб» вас ждет самая надежная и доступная по цене гусеничная техника, которую можно приобрести с доставкой в любой регион России. Вам надо лишь обозначить, в каких целях предполагается использование той или иной модели, после чего наши специалисты в короткие сроки выполнят модернизацию техники, полностью переориентировав ее на решение нужных вам задач.

МТ-ЛБ МТ-ЛБу БМП-2 ГТ-Т Танк Т-70 Танк Т-60 БАТ-2 БТР-Д АТС-59Г

Предыдущая страница

vezdehodlab.ru

Гусеничные бронетранспортёры и тягачи

АТ-П

АТ-П (артиллерийский тягач полубронированный) выпускался с 1954 по 1962 год. Ему отводилась роль быстроходного лёгкого тягача переднего края, подобного довоенному Т-20 «Комсомолец». 

Но если «Комсомолец» буксировал знаменитую «сорокапятку», то в упряжке нового лёгкого тягача были уже 85-мм орудия дивизионной артиллерии и даже 100-мм полевые пушки БС-3. Несмотря на то, что с вооружения АТ-П был снят относительно недавно (в 1998-м году) о его существовании мало кто знает. Тем более отрадно, что в нашей экспозиции есть столь редкая машина и в прекрасном ходовом состоянии. Она активно участвует в исторических реконструкциях, связанных с… Великой Отечественной войной, где «воюют» на стороне немцев. Ещё два АТ-П в недавнем времени выступали в роли не то Panzer II, не то в роли трофейного чешского Panzer 38(t) и у персонала Линии Сталина в шутку назывались «Прагами». Одна такая шуш-Praha даже снялась в художественном фильме «Поп» в эпизоде, где немцы входят в латвийскую деревню. Эту латвийскую деревню снимали в Строчице – Белорусском музее народной архитектуры и быта. Блеснул в этом фильме и ещё один наш ходовой экспонат БТ-7, сыгравший знаменитую «бэтэшку».

ГТ-СМ-1Д

Гусеничный транспортер ГТ-СМ-1Д предназначен для перевозки личного состава, стрелково-минометного вооружения, боеприпасов и других армейских грузов, буксировки специальных прицепов и работы в условиях труднопроходимой и пустынной местности, а также в горных районах. По компоновке ГТ-СМ-1Д аналогичен своему предшественнику ГТ-МУ-1Д: спереди сидят командир и водитель, за ними расположен мотор, а в корме – грузовое отделение. Оно оборудовано полумягкими сиденьями-скамейками и съемным тентом из синтетической ткани для 10 человек десанта. Внешне этот транспортёр немного похож на лёгкий тягач АТ-П, но в отличие от него не имеет бронирования и пулемёта. Правда на ГТ-СМ-1Д конструкторами предусмотрена установка панелей локальной броневой защиты, а перевозимые бойцы могут вести огонь из своего оружия поверх бортов. Проходимость транспортёра по снегу и слабонесущим грунтам очень высока. Движение на плаву осуществляется за счет перематывания гусениц. Машина оказалась настолько удачной, что производится до сих пор. Выпускается вариант, имеющий герметичное десантное отделение с независимым отоплением и оборудованием для автономного пребывания шести человек в течение трех суток. В зависимости от оборудования ГТ-СМ-1Д может использоваться в качестве санитарной, командно-штабной, аварийно-спасательной, машины связи или пограничной службы.

АТС-59Г

АТС-59 (артиллерийский тягач средний обр. 1959 года) был создан для буксировки артиллерийских орудий, боекомплекта к ним, орудийного расчета и снаряжения по всем дорогам и бездорожью. До 1966 года тягач выпускался на Курганском машиностроительном заводе. С переходом завода на выпуск БМП, производство АТС перенесли в Польшу. Ранний вариант тягача имел небольшую двухместную кабину и капот спереди. В нашей экспозиции представлена самая массовая бескапотная модификация АТС-59Г с просторной, герметичной и обогреваемой кабиной на 6 человек. В её средней части находится съёмный капот доступа к силовой передаче и главному фрикциону. Грузовая платформа расположена сразу за кабиной. Часть платформы расположена над двигателем, а часть в корме. Грузовая платформа, рассчитанная на 12 человек, накрывается брезентовым тентом. По бортам имеются откидывающиеся жёсткие сиденья, под которыми могут устанавливать дополнительные баки. В советской армии АТС-59Г использовался в основном в артиллерийских и зенитных частях, где буксировал 130-мм пушку М-46 или 100-мм зенитку КС-19. Вместе с ними поставлялся за рубеж. Активно участвовал в арабо-израильских конфликтах и в войне во Вьетнаме. С середины 70-гг всё большее количество этих тягачей стало передаваться в народное хозяйство, особенно для работы на Севере. Несмотря на преклонный возраст сегодня он продаётся и для частных лиц.

БТР-50ПК

Опыт эксплуатации в войсках первых советских бронетранспортёров БТР-40 и БТР-152 показал, что колёсная техника не всегда имеет достаточную проходимость в условиях распутицы и бездорожья. Поэтому в 1952-м году был построен первый в СССР гусеничный бронетранспортёр БТР-50П (П – плавающий). Созданный на базе плавающего танка ПТ-76, новый БТР мог не только преодолевать водные препятствия, но и перевозить на крыше моторного отделения до двух тонн груза. Это могли быть: автомобиль УАЗ-469 с семью десантниками; 76-мм пушка с 25 снарядами и пятью человеками расчёта; 85-мм пушка с двумя артиллеристами; три 82-безоткатных орудия с 24 выстрелами и двенадцатью человеками расчёта, или один 120-мм миномёт с 32 минами и шестью солдатами. Чтобы вкатить технику на БТР, на нём имелись специальные откидные аппарели и лебёдка для буксирования. Когда орудие оказывалось на бронетранспортёре, артиллерийский расчёт мог вести с него огонь прямо на ходу машины! Таким образом «пятидесятый» из обычного бронетранспортёра, перевозящего 12 стрелков, мог стать ещё и переправочным средством, обладавшим огневой мощью перевозимого вооружения. Неудивительно, что такая машина выпускалась более 20 лет и оказалась на вооружении армий 32 стран. По лицензии БТР-50П производился в Чехословакии и Китае. Как в СССР, так и в других странах, он постоянно улучшался. Десантное отделение первых машин было открытым сверху. В 1958-м в серию пошёл вариант с закрытым верхом БТР-50ПК (К – крыша), с приборами ночного видения и фильтровентиляционной установкой для защиты экипажа в условиях ведения ядерной войны. Именно эта машина и представлена в нашей экспозиции. На базе БТР-50П строились машины управления, эвакуации, технического обеспечения, минный тральщик и даже вариант без погрузочных аппарелей. Сегодня наибольшее количество «пятидесятых» сохранилось в России (около 1 000), в Египте (500) и Индонезии (134). Последняя модернизировала его до настоящего времени.

МТ-ЛБ

МТ-ЛБ (многоцелевой транспортёр лёгкий бронированный) появился в 1964-м году для замены АТ-П. Новый гусеничный транспортёр был создан на базе лёгкого тягача МТ-Л, который уже трудился в народном хозяйстве страны. Хорошо проверенную машину прикрыли противопульной бронёй, сделали плавающей и получился действительно многоцелевой транспортёр. В отличии от всех советских бронетранспортёров, двигатель в МТ-ЛБ находился по середине машины, и плыл он не с помощью водомётов, а перематыванием гусениц! В корме машины расположено грузовое отделение, где могут разместится 10 десантников, выходящих наружу через удобные задние двери. Конструкция МТ-ЛБ так удачна, что его легко приспосабливали к специфическим требованиям самых разных армейских служб, выпустив в более двадцати модификациях. На его базе была создана и первая в мире плавающая самоходная 122-мм гаубица «Гвоздика», способная сходу форсировать реку. По лицензии МТ-ЛБ строился в Польше (11 собственных модификаций) и в Болгарии (12 модификаций). Он оказался настолько востребованным, что был закуплен даже Швецией и Финляндией. Однако после распада СССР началась череда междоусобных войн, где враждующие стороны попытались использовать «эмтээлбэшку» в качестве боевой машины пехоты, то есть не по прямому назначению. Созданный для транспортировки 6,5 тонн грузов, МТ-ЛБ конечно же был не пригоден ни для наступательных действий, ни для огневой поддержки пехоты. Поэтому у части «знатоков» военного дела эта прекрасная машина получила уничижительное название «мотолыга».

Машина СОБа

Бронетранспортёр МТ-ЛБу (универсальный), созданный на базе МТ-ЛБ, оказался ещё более универсальной машиной чем его родитель. Она стала основой для 50 (!) различных модификаций только в СССР и России. Ещё 7 вариантов созданы на базе МТ-ЛБу в Болгарии, по 4 в Украине и Беларуси и по 3 в Финляндии и Швеции. Представленная в нашей экспозиции машина старшего офицера батареи (СОБ) тоже построена на базе МТ-ЛБу. Офицер из неё корректирует огонь батареи самоходных артиллерийских установок, поддерживая с связь с их командирами, а так же с руководством дивизиона, начальником штаба и командиром батареи. В состав экипажа СОБа помимо самого офицера входит механик-водитель, оператор-топогеодезист, радиотелефонист, старший радиотелефонист и командир отделения. Имеется и три места для десантников. В первое время после открытия ИКК Линии Сталина машина СОБа выступала в исторических реконструкциях в роли немецкого бронетранспортёра

.

Bv 202

В нашей экспозиции помимо советской бронетехники имеется и шведский сочленённый транспортёр Bv 202 фирмы «Вольво». Производство столь уникальной машины началось в конце 1962 года. До этого шведская армия довольствовалось американским транспортёром М 29 фирмы «Студебеккер». Это была бескабинная открытая сверху гусеничная машина корытообразной формы, которая могла преодолевать реки с помощью навесных понтонов. Её плохая управляемость на плаву и отсутствие отапливаемой кабины вынудили шведов заняться постройкой собственной машины. В это время в лесном хозяйстве Швеции уже активно использовались связки гусеничного трактора и прицепа, гусеницы которого приводились в движение двигателем трактора, а поворот осуществлялся изгибанием рамы. Эти наработки и нашли блестящее воплощение в военном транспортёре «Вольвы». Вv 202 получился отличным пловцом и вездеходом, уверенно идущем по снегу любой глубины, по торфяникам и болотам. Благодаря сочленённой конструкции, транспортёр без труда брал вертикальные преграды метровой высоты, и радиус его разворота был как у легковушек – всего 14 метров! Имея багажник на крыше прицепа, транспортёр перевозил до тонны грузов или 10 бойцов. Всего с 1963 по 1980 год было построено 5 177 вездеходов Bv 202, сменённых потом бескапотной бронированной моделью Bv 206 с шестиместной кабиной и закрытым бронеприцепом. Помимо шведской армии 202-й нёс службу в войсках Норвегии, Дании, Великобритании и даже продавался частным лицам. За 10 000 евро можно купить его и сегодня.

stalin-line.by

Политрук: Военная гусеничная и колесная техника. Что лучше?

Хотя полемика «что лучше: гусеница или колесо» столь же стара, как и сам танк, она и сегодня не теряет свою злободневность, поскольку армии стремятся модернизировать свои силовые структуры с тем, чтобы справляться с будущими угрозами.

Большинство армий мира эксплуатируют смешанные парки колесных и гусеничных боевых машин, при этом каждый тип имеет свои преимущества. В то время как гусеницы обеспечивают превосходную мобильность более тяжелым платформам, использование колес сокращает объем материально-технического снабжения и позволяет современным платформам перемещаться дальше и быстрее – эффективно проецируя силу и возможности – по различным типам местности, включая гражданскую инфраструктуру, например, дороги и мосты.

Дистанция поражения

Дебаты на тему «что лучше: гусеница или колесо» в последнее время ведутся особенно жаркие. Связано это с формированием развертываемых средних или «ударных» сил, которые хоть и не дотягивают до огневой мощи бронетанковых подразделений, но имеют более высокую по сравнению с ними стратегическую и оперативную мобильность.

Средние силы теоретически должны быть способны маневрировать на больших дистанциях и оперативнее реагировать на международные кризисы. В качестве наглядного примера можно привести механизированные бригады Stryker, споры о целесообразности которых не утихают с момента их формирования в начале 2000-х годов. На первоначальную концепцию средних сил повлияли процессы, начавшиеся после Холодной войны, а точнее региональные конфликты, например, конфликт в Косово, в котором развертывание бронетанковых сил считалось чрезмерно излишним.

Эта концепция базируется вокруг общего шасси, которое может быть адаптировано для различных задач, что способствует снижению логистической нагрузки, и быть достаточно легким для перевозки военно-транспортным самолетом C-130 Hercules и другими подобными самолетами, например, C-17. До 90-х годов американская армия традиционно предпочитала скорее не колесные, а гусеничные ББМ, особенно перед лицом тяжелой советской техники, но после Холодной войны характер боевых задач и противник, с которым армия могла бы столкнуться, очень сильно изменились.

«Мы вступили в новую эпоху новых угроз, новых требований и новых способов ведения вооруженных действий, — считает директор компании Timoney Саймон Вилкинс, специализирующейся на технологиях силовых приводов. – Действительно, тогда в парках преобладала колесная техника, понятно, что это определялось оперативными задачами, а не тем, что одна технология лучше другой. Просто этот путь был более целесообразным в то время».

Колесные машины считались оптимальным решением в этом новом мире, особенно в городских условиях против асимметричных или неравных угроз. В итоге окончательной платформой для проекта американской армии по средней машине был выбран вариант бронемашины LAV III 8×8 разработки General Dynamics Land Systems (GDLS), позднее получивший обозначение Stryker. Эту готовую колесную платформу предпочли гусеничному бронетранспортеру M113A3, поскольку тогда мобильным ударным силам потребовались бы тяжелые тягачи для транспортировки, при этом заметно бы увеличился расход топлива и объем обслуживания при развертывании на большие расстояния.

Бронемашина Stryker массой свыше 20 тонн после этого развертывалась в Афганистане, Ираке и Сирии, также на постоянной основе они развернуты в Европе в составе второго разведывательного полка. На данный момент существует десять различных вариантов Stryker, включая бронетранспортер Infantry Carrier Vehicle (M1126), орудийную установку Mobile Gun System (M1128) и 120-мм миномет (M1129).

Благодаря тому, что Stryker колесная платформа, она способна развить максимальную скорость 97 км/ч. Она может проехать 530 км (средняя скорость 64 км/ч) без дозаправки и при минимальном обслуживании, что невозможно в случае с гусеничными платформами. Это позволяет сэкономить немало времени при развертывании внутри оперативного театра.

 

Британская армия развернула бронемашину Bronco 2 Warthog в Афганистане. Эта платформа отличается своими резиновыми гусеничными лентами

Смотрим за массой

Впрочем, чтобы сохранить свою относительно небольшую массу и обеспечить максимальную подвижность и развертываемость, необходимо чем-то пожертвовать. Колесные машины не имеют столь хорошего бронирования, как их тяжелые гусеничные аналоги, которые держат планку где-то между 40 и 70 тоннами с комплектами дополнительного бронирования. Отсутствие брони – что делало машины уязвимыми для боеприпасов калибра более 7,62 мм – было общей критикой Stryker, особенно при первом развертывании этой машины в Ираке в 2003 году.

Бронемашины Stryker были особенно уязвимы для реактивных гранат, но эти риски купировались за счет добавления громоздкой решетчатой брони. Впрочем, это решение ведет к повышению массы и размеров машины и негативно сказывается на общей подвижности платформы в сложной местности. Установка тяжелой брони стала обычной практикой в Ираке и в Афганистане, где угроза СВУ не давала расслабиться военнослужащим международного контингента. По итогам этих двух войн были определены сегодняшних требования к боевым машинам, в том числе и к колесным: стандартно защита должна соответствовать как минимум четвертому уровню STANAG 4569.

В связи с этим полная масса колесных платформ стремится к 30 тоннам, а некоторые модели, как например, Boxer от Rheinmetall, уже преодолели планку в 36 тонн. По мнению Вилкинса, эти машины в настоящее время работают «на пределе своих возможностей» касательно мобильности.

«Ограничивающий фактор очень прост: стандартное колесо самого большого размера, которое вы можете установить на машину и нагрузка на данную ось. Стандартное колесо самого большого размера, если взглянуть почти на каждую стоящую на вооружении боевую машину, исключая Boxer, это колеса 16R20, — пояснил он. – Если вы даете нагрузку на ось, которая оснащена колесами 16R20, более 9 тонн, то хорошей подвижности не получите… Как только вы превышаете 8 тонн на ось, то мобильность начинает ухудшаться».

По мере повышения массы инженеры должны искать пути снижения давления на грунт с тем, чтобы сохранить проходимость. Один из способов — дальнейшее увеличение размера колес, но это влечет за собой соответствующее увеличение размеров машины до такой степени, что ее уже нельзя будет назвать быстроразвертываемой платформой. Некоторые армии также настаивают на том, чтобы их машины были плавающими, а для этого потребуется более крупная (но не более тяжелая) платформа с тем, чтобы сохранить плавучесть после повышения массы, ведь закон Архимеда никто не отменял.

Как следствие, для машин, преодолевших 35 тонн, единственным решением становятся гусеницы.

По словам вице-президента компании BAE Systems Марка Синьорелли, одним из основных факторов, когда речь заходит о выборе между гусеницами и колесами, является категория по массе машины, которая определяется тем уровнем защиты, который необходим конечному пользователю. «Колесные машины могут иметь очень хорошую мобильность, но они ограничены верхним пределом. Если вы хотите пойти выше этих 35 тонн… тогда разница в подвижности действительно начинает проявляться».

Высокие уровни защиты и мобильности особенно важны для машин, которые входят в состав тяжелых бронетанковых сил, которые оснащены ОБТ, БМП и соответствующими машинами поддержки, например, бронетранспортерами M113. Такие подразделения, известные в американской армии как ABCT (armoured brigade combat team — бронетанковые бригадные группы), используют общевойсковую тактику с тем, чтобы приблизиться к целям и сражаться на машинах, что зачастую будет включать боевые действия против равных соперников, которые могут задействовать самые изощренные наступательные и оборонительные системы вооружения, включая свои собственные ОБТ и БМП. Например, колесная машина Stryker массой 20-35 тонн не сможет выжить в войне такого типа и будет быстро превзойдена вражеской бронетехникой.

В рамках своего процесса модернизации американская армия с целью замены имеющихся M113 в бригадах ABCT закупит новые машины Armored Multipurpose Vehicle (AMPV), имеющие высокий уровень унифицированности с Bradley.

«Эта машина, действующая совместно с приданными силами, должна иметь такой же уровень защиты и мобильности как у Bradley, может быть не такой высокий уровень как у M1 Abrams, но по большему счету эквивалентный M1 с точки зрения всеракурсной защиты, – пояснил Синьорелли, отметив, что AMPV и ее варианты будут возле отметки порядка 40 тонн. — Если у вас есть военная структура с танками M1 Abrams массой 70 тонн, то, несомненно, у вас есть вся инфраструктура для поддержки подобных тяжелых машин».

Интересным штрихом к истории AMPV стал недолговечный гусеничный вариант Stryker, который был предложен компанией GDLS на выставке AUSA 2012. Возможно, это был намек производителя на то, что его колесная машина не может соответствовать требованиям проекта ABCT. Компания позднее вышла из проекта и оставила BAE Systems единственным заявителем.

На спущенных

В прошлом колесные машины постоянно критиковались за их уязвимость к огню стрелкового оружия или осколков от взрывов, что могло бы вывести машину из строя или подвергнуть риску сидящих внутри. Сегодня армии, эксплуатирующие парки колесных бронемашин, решают эту проблему за счет внедрения технологии боестойких колес, которая позволяет платформам сохранять мобильность даже при пробитии колеса.

Эта технология в настоящее время сделала колесные машины всех типов гораздо более надежными на современном поле боя; по сравнению с гусеничными машинами их эксплуатация более привлекательна для сухопутных войск. Такие компании, как Hutchinson и Tyron, начали свою деятельность в этой сфере несколько десятилетий назад. Tyron в свое время разрабатывала решения для бронированных автомобилей Land Rover Defenders в Северной Ирландии, а в настоящее время постоянно расширяет ассортимент своих изделий, предназначенных для самых разных колесных машин.

Компания Tyron разработала легкую систему Multiband, которая, по сути, представляет собой ленту, размещаемую в установочной нише колеса и фиксирующую шину к ободу и не дающую ей слететь при проколе. Это изделие остается популярным, особенно в военных и правоохранительных структурах.

«Когда вы знаете, что шина и колесо не вступают в контакт с поверхностью дороги, это повышает управляемость машины, — сказал исполнительный директор компании Tyron Ричард Глейзбрук. – Это то, что выводит вас из сложной ситуации, это не колесо с усиленными вставками, по сути, это система выхода из трудного положения».

На выставке DSEI 2017 компания Tyron представила диск с бедлоком (металлическая деталь (диск), который устанавливается на специально предназначенное для него колесо (колесный диск), и препятствует разбортированию колеса при езде на сверхнизких давлениях) для резиновой шины, оптимизированным для машин с системой централизованного регулирования давления в шинах. Бедлок не дает посторонним объектам попасть внутрь шины и сама шина остается на колесе даже при низком давлении, вызванным проколом или установками системы регулирования давления. «Экипажу машины явно не нужна ситуация, когда колесо вращается, а шина остается на месте, что может легко произойти при попытке преодолеть подъем», – заметил Глейзбрук.

Противопрокольные вставки All Terrain Rubber (ATR) от Tyron также были выбраны для ББМ Lazar 8×8, давая возможность двигаться минимум 50 км на всех прострелянных колесах.

В начале 2017 года компания также показала новую легкую вставку Carbon-ATR из углеволокна. Для машины конфигурации 8×8 с шинами 1400R20 минимальное снижение массы по сравнению со стандартными стальными вставками ATR составляет 240 кг. «Если мы снизили массу и сохранили все преимущества, тогда мы добились успеха», — заключил Глейзбрук. 

Тяжелые гусеничные машины не могут развертываться на большие расстояния без использования тяжелых транспортеров; для колесных машин подобной проблемы не существует

Комбинированная стратегия

Американская армия пыталась интегрировать колесные Stryker и гусеничные Abrams в одном подразделении, когда тогдашняя 3-я бригада была переброшена в 2015 году в Национальный учебный центр с целью проверки новых оперативных концепций.

Впрочем, проверка показала, что «имеются серьезные проблемы», поскольку невозможно добиться синергетического эффекта от взаимодействия этих двух машин. Обе машины могут совершать маневры на дорогах на одинаковой скорости, но на пересеченной местности Stryker была «заметно медленнее».

«Это осложняло поддержание постоянного темпа при совершении маневра на открытой местности, это также лишало танки ударной мощи и скорости, с которыми они могли обычно атаковать. Когда танки маневрировали независимо, они оказывались без поддержки пехоты при зачистке запрещенной местности и быстро уничтожались противотанковым вооружением противника», — поделился своими впечатлениями в статье для профессионального журнала американской армии Military Review один из организаторов этого мероприятия.

Понятно, что тяжелые бронетанковые силы до сих пор занимают важное место в современных армиях, особенно в конфликтах высокой интенсивности, но при этом связанные с ними проблемы вот уже нескольких десятилетий никуда не деваются. Гусеничные машины менее надежны в сравнении с колесными, они сложнее в развертывании без длинной логистической цепочки, которая включает такие звенья, как инженерные, эвакуационные машины, тяжелые транспортеры и топливозаправщики. В конечном счете, всё упирается в их массу и стальные гусеницы, что увеличивает расход топлива и требует значительного объема обслуживания.

По мнению Николаса Драммонда, отставного британского офицера и консультанта в сфере обороны, гусеничные машины должны останавливаться каждые 300 км для профилактического обслуживания, на что может потребоваться до 8 часов, что фактически препятствует дальнейшему продвижению и способствует потере темпа. Экипажам необходимо отдыхать из-за усталости, связанной повышенным шумом и вибрацией стальных гусениц. Это еще одна возможная проблема, если армии желают иметь комбинацию колесных и гусеничных машин.

В настоящее время в Великобритании ведутся дебаты по поводу формирования британской армией двух общевойсковых ударных бригад. Новые формирования средней категории по массе, оснащенные комбинацией гусеничных машин Ajax и колесной БМП MIV (Mechanised Infantry Vehicle) 8×8 (конкретная модель пока не выбрана), должны быть способны развертываться на 2000 км. Ajax будет грозной машиной со своей 40-мм пушкой с телескопическими боеприпасами, но на начальном этапе развертывания могут быть проблемы с действием в одних боевых порядках с MIV.

«Если у вас смешанный парк, а все армии с таким смешанным парком, очень сложно поддерживать вместе колесную и гусеничную технику», — пояснил Кевин Слоан, отставной майор британской армии. 

Гусеничные машины известны своими требованиями к обслуживанию. Необходимы профилактические проверки каждые 300 км, что создает проблемы во время продолжительных операций

Замена на резину

В настоящее время несколько стран изучают возможность замены традиционных стальных гусениц резиновыми гусеничными лентами. Одной из компаний, активно работающей в этом области, является Soucy Group, которая впервые стала оборудовать военные машины резиновыми гусеницами около 25 лет назад, начав с платформ BAE Systems Hägglunds Bv206 и BvS10. Это сотрудничество с Hägglunds с тех пор расширилось, захватив в свою орбиту более тяжелые гусеничные платформы массой порядка 30 тонн, включая бронемашину CV90, для которой компания Soucy разработала резиновые гусеницы, приглянувшиеся норвежской и голландской армиям.

Слоан, в настоящее время занимающийся развитием бизнеса в компании Soucy Defense, отметил, что преимущества резиновых гусениц заключаются в экономии топлива на треть, снижении шума на 13,5 децибела и вибрации на 70% меньше и «значительном снижении» стоимости жизненного цикла.

«Она совершенно не требует обслуживания, и здесь стоимость за весь срок службы является серьезным аргументом, вам ничего не надо делать с этой резиновой гусеницей после того, как она была надета. Ведущее колесо, направляющее колесо, опорные катки… все они примерно живут столько же времени, что и гусеница, — пояснил он. – Вам необходимо заменить сразу всю гусеницу после пробега 5000-8000 км, тогда как на стальных гусеницах вы проезжаете порядка 2000-3000 км и за этот время вы меняете резиновые накладки порядка шести раз, а это 18 часов работы».

Гусеницы Soucy также были установлены на бронетранспортеры M113 нескольких армий, а также семейство БМП Bronco от ST Kinetics. На прошедшей осенью прошлого года выставке DSEI в Лондоне глава маркетинговой службы компании ST Kinetics Винстон То сказал, что с этими гусеницами новая машина Bronco 3 может «преодолеть подавляющую часть рельефа, встречающегося на Земле».

Резиновые гусеницы Soucy могут выдержать взрыв в соответствии с STANAG 4569 Уровень 3. Взрыв четвертого уровня, а это 10 кг тротила, может разрушить ее. «При Уровне 4 STANAG 4 у вас не останется никакой подвески, то есть, так или иначе, необходима эвакуация машины, — сказал Слоан. – Противопехотная мина Уровня 1 STANAG разорвет стальную гусеницу, но при взрыве Уровня 3 резиновая гусеница поглотит взрывную волну, она не пройдет через всю машину, то есть мы видим здесь еще один элемент безопасности».

Слоан признал, что первоначальные инвестиции, необходимые при покупке резиновых гусеничных лент, выше, чем при покупке стальных и при их замене (маловероятный случай разрыва) требуется поднять машину на домкратах, но это всего лишь плата за полученные очевидные преимущества. Действительно, после того как норвежская армия испытала резиновые гусеницы на машинах CV90 в начале этого десятилетия в Афганистане, там решили перевести весь свой парк на гусеницы. Голландская армия также следует моде и, по словам Слоана, переведет все машины CV90 на гусеницы в ближайшее время.

Глядя на перспективу, компания Soucy купила один танк Leopard 1 из наличия канадской армии с целью испытаний резиновых гусениц на платформах массой 42-45 тонн. «Они спроектированы специально для новой машины Ajax британской армии с тем, чтобы попробовать войти на этот рынок. Эта категория по массе точно совпадает с нашими планами. Мы также нацелены на австралийскую программу Land 400 Phase 3, которая вот-вот начнется, и на американскую программу по машине Mobile Protected Firepower».

Компания также испытывает резиновые гусеницы на БМП Warrior IFV (510) британской армии с целью демонстрации своего решения на платформе массой 35-38 тонн. В перспективе это позволит проложить путь для резиновых гусениц и их интеграции с другими платформами, включая M2 Bradley, особенно в тот момент, когда армии начинают видеть преимущества резиновых композиционных материалов и начинают менять свою традиционную установку на то, что гусеницы должны быть только стальными.

«Я считаю, что армейские командиры уже поняли, что резиновые гусеницы надежны и достаточно долговечны для этих масс, и можно начинать рассматривать преимущества этих машин, — пояснил Синьорелли. – Когда вы совмещаете подобные технологические преимущества с электрическими приводами, вы начинает сокращать некий разрыв с колесными машинами касательно потребления топлива, проходимости по дорогам и даже некоторых логистических проблем, поскольку электроприводам изначально присуща большая надежность, чем механическим приводам, которыми мы располагали с момента появления гусеничных машин».

Британская сталь

Сохраняется потребность в стальных гусеницах от таких компаний, как например, Cook Defence Systems – «стратегически важного» поставщика британского министерства обороны. Она поставляет гусеницы для всех ББМ британской армии, кроме того, она получила многомиллионный контракт на поставку гусениц для программы Ajax. Кроме того, в 2015 году компания получила четырехлетний контракт стоимостью 93 миллиона долларов на обеспечение всех машин британской армии гусеницами.

«С 1996 года гусеницы для всех британских ББМ изготавливает завод Cook Defence Systems в графстве Дурхэм, — сообщил заместитель директора компании Уильям Кук. – Завод специально построен для производства гусениц для ББМ, а постоянные инвестиции позволяют поддерживать его на современном уровне».

Компания также поставляет запасные гусеницы другим армиям мира, в частности на Ближний Восток, тогда как другое ее подразделение проектирует и производит гусеницы для новых ББМ мировых грандов, например, General Dynamics, BAE Systems и ST Kinetics. Гусеница от Cook Defence TR30 была установлена на опытный образец БМП Tulpar турецкой компании Otokar, а также на инженерную машину Terrier от BAE Systems.

«Бронированные машины становятся всё тяжелее и тяжелее, поскольку добавляется всё больше систем защиты, — заметил Кук. – Непростая задача в проектировании и производстве гусениц для ББМ заключается в обеспечении их прочности с тем, чтобы они могли выдержать дополнительную массу, при максимально возможном снижении массы. Споры «гусеница против колеса» никогда не затихнут, но меньшее давление на грунт гусеничной машины означает, что она может маневрировать более свободно и может принять на себя больше защиты, чем колесная машина. Стальные гусеницы также обеспечивают гораздо большее сцепление, чем колеса или резиновые гусеницы».

Многие отраслевые эксперты говорят, что эти споры, по сути, излишни, так как они сводятся к двум разным технологиям, которые подходят для разных требований и разных боевых задач. Почти невозможно определить какая технология лучше, поскольку обе они имеют положительные и отрицательные качества в зависимости от сценария, в который они помещены. Более оживленные споры в настоящее время ведутся касательно структуры будущих сил и того, как эти две технологии могут быть скомбинированы с целью создания средних подразделений, которые смогут спроецировать силу на большие расстояния.

Читайте также:Возвращение Курил Японии – первый шаг к распаду России?http://alex-news.ru/vozvrashhe...

 

  • Ратное дело
  • Танки, САУ и гаубицы
  • Бронемашины, вездеходы
  • Армии мира

cont.ws

Советская боевая гусеничная техника в Афганистане

25-27 декабря 1979 года начался массовый ввод советских войск на территорию Демократической Республики Афганистан, с целью помощи братскому, афганскому народу в деле борьбы за светлое социалистическое будущее в рамках решений коммунистической партии Советского Союза. Результаты той войны, как впрочем, и ее причины неоднозначны и лежат скорее в политической плоскости. Лишний раз убедившись, что нет более беспринципных людей, чем принципиальные политики – можно только предполагать об истинных причинах той войны, очень дорого стоившей и нам и афганцам. Наша статья ни в коем случае не затрагивает политическую составляющую, мы просто хотим предложить начинающим моделистам тему для их будущей коллекции. Поговорим о моделях советской гусеничной техники. Наш обзор будет невелик и не полон, его задача – вспомнить самые распространенные виды техники, встречавшейся в Афгане и «подогреть» интерес к этой теме, а дальше – дело моделистов выискивать материалы и собирать модели.

Первыми в Афганистан вводились части ВДВ, на вооружении которых находились боевые машины десанта БМД-1 и техника на их базе, например БТРД.

Боевые машины десанта БМД-1

В то время основным военно-транспортным самолетом, использовавшемся для перевозки и десантирования частей ВДВ, являлся Ан-12, а его грузоподъемность и размеры грузового отсека накладывали свои ограничения на массу и размеры БМД. Получилось, что основным достоинством этих моделей оказалась легкость конструкции. Когда Части ВДВ втянулись в напряженную каждодневную боевую работу, то стали использоваться как элитная пехота и постоянно находиться в горах, постоянно подвергаясь обстрелам. БМД и машины на его базе имели узкую колею и недостаточное бронирование, и если навесить дополнительную броню – еще и недостаточную удельную мощность, которая таяла в горах с каждым метром высоты. Все это вкупе делало эти машины не очень пригодными для боев в горах – поэтому десантники, как и мото стрелки начали осваивать БМП-1.

Боевая машина пехоты БМП-1

По результатам боев в горах были выявлены определенные недостатки БМД-1 и БМП-1: прежде всего малый угол подъема орудия и недостаточная скорострельность по быстро передвигающейся живой силе. Орудие «Гром», установленное на этих видах техники предназначалось для уничтожения бронированных целей, которых у моджахедов попросту не было, а осколочный снаряд – малоэффективен. Было принято решение переоснастить эти типы техники скорострельным 30-мм орудием 2А42. На БМП-2 по сравнению с БМП-1 изменился прицельный комплекс и башня стала двухместной. Туда «переселился» командир для быстрого и эффективного управления огнем.

Советская боевая машина пехоты БМП-2

Специально для боевых действий в горах Афганистана была разработана БМП-2Д, оснащенная дополнительными экранами по бортам. Машина стала тяжелее и утратила возможность плавать, но в афганских горах и пустынях это было небольшой потерей. БМД-2 был оснащен прицельным комплексом, аналогичным БМП-2 и таким же скорострельным орудием. В результате таких мер увеличилась дальность эффективного огня в горах и общая эффективность бронетехники.

Боевая машина десанта БМД-2

Перейдем к танкам. Единственным видом вообще техники, используемой формированиями душманов, с которыми вели бои советские войска, были легкие джипы (лошади, мулы, ишаки и верблюды во внимание мы не принимаем). По этой причине нашим войскам не нужны были самые современные типы танков, создававшихся для встречных танковых боев в Европе – Т-72 и Т-80, которые поступали на вооружение Советской Армии в то время. В Афганистане нужна была неприхотливая и выносливая техника предыдущего поколения. Таковыми танками стали Т-54/55 и Т-62. Первый еще и поставлялся в войска регулярной афганской армии, танкистов которой готовили в учебных центрах Узбекистана и Таджикистана.

Советский средний танк Т-54

Применение танков в Афганистане было очень широким, но задачи, которые возлагались на танки, были не совсем обычными для этой техники. Танки Т-62 широко использовались как огневые точки на блокпостах, поддерживали мотострелков, особенно ночью с использованием приборов ночного видения. Оборудованные минными тралами, участвовали они и в сопровождении колон грузовиков и бензовозов, следуя перед машинами, а при нападении – съезжали на обочины, пропуская колонну, проходившую опасный участок на большой скорости, и прикрывая её огнем.

Советский средний танк Т-62

Также в Афганистане использовалось большое количество гусеничной, инженерной техники. Применение бронетехники на боях, уменьшило количество потерь живой силы. Многие солдаты и офицеры, воевавшие в горах, обязаны ей своей жизнью.

modeli.com.ua

kramscalemodels.vavik96.com

Военная техника России, США и других стран, современные обзоры нового боевого вооружения

К огромному сожалению, одним из основных импульсов развития существующей и создания новой техники становятся войны. Любой военный конфликт давал мощный толчок к развитию вооружения, но самый большой вклад внесли военные конфликты 20 века. Многие решения, впервые примененные в военной технике и оружии, впоследствии находят применение в мирной жизни.

Начало 20 века

Первые войны нового столетия вывели на арену боя пулеметы и создали новый вид боевой техники – миномет, который впервые появился в ходе русско-японской войны. Японская конструкторская школа представила новый вид фугасных снарядов повышенной мощности, благодаря которым ими были выиграны все морские сражения той войны.

В межвоенный период новая техника войны создавалась с оглядкой на опыт прошедшей. Именно опыт морских сражений русско-японской войны привел к созданию линейных кораблей нового типа – дредноутов.

Первая мировая

Противоборствующие стороны вступили в Первую мировую с винтовками и лошадями. Спустя всего несколько лет на фронте стали применяться совершенно новая техника войны – отравляющие вещества, танки, самолеты различного назначения.

Одновременно стали появляться и средства борьбы с новым оружием – противогазы, противотанковая и зенитная артиллерия.

По мере развития новых видов вооружения разрабатывалась и доводилась до совершенства тактика их применения.

Первая мировая война явила миру такие известные сегодня типы техники как дальнобойная артиллерия высокой мощности, противотанковое ружьё, различное автоматическое оружие.

Широкое развитие получила моторизованная военная техника во время первой мировой войны. Помимо уже упомянутых танков стали применяться бронеавтомобили с пушечным и пулеметным вооружением, созданные на шасси грузовых автомобилей.

https://www.youtube.com/watch?v=wVUIVyfjlB0&t=436s

В годы первой мировой появились ранние образцы инженерной техники, такой как, например, машины для рытья окопов. Такие установки значительно ускоряли подготовку оборонительных рубежей.

Межвоенный период и Вторая мировая

Уже в 20-е годы началось активное развитие разработанного в годы Первой мировой войны вооружения и внедрение новых решений в его конструкцию. Медлительные и легкобронированные танки кардинально изменились по конструкции и стали к концу 30-х годов прошлого века средством молниеносных наступательных операций.

Не отставал от общемировых тенденций тех лет и СССР, создавший в предвоенные десятилетия много новых образцов вооружений.

Советские конструкторы создали такие образцы вооружений как танки Т-34 и КВ-1, современные истребители Як-1 и МиГ-3, бомбардировщики Пе-2 и многое другое. Новая военная техника практически не уступала немецким аналогам, а по некоторым параметрам и превосходила их.

Отечественная военная техника с честью прошла испытание в ВОВ, которая вошла в историю как «война моторов». Развитие советской военной техники в годы войны шло нарастающими темпами. Уже в первый год на вооружение стали поступать системы залпового огня «Катюша», аналогов которым не было ни у одной другой армии.

В первые послевоенные годы не наблюдалось большого интереса к технике и вооружению периода ВОВ. Это было связано с общей ситуацией в стране и с невозможностью приобретения такого оборудования после списания.

Многие образцы техники были безвозвратно утеряны, но часть из них удалось сохранить в музеях.

Крупнейшее в России собрание бронетехники находится в подмосковном городе Кубинка.

Интерес стал просыпаться только в начале 70-х годов, когда коллекционеры старых автомобилей стали объединяться в различные клубы. Однако дальше автомобильной техники сфера интересов этих клубов не распространялась.

В наши дни наблюдается растущий интерес к различной технике периода ВОВ принимавшей участие в боевых действиях на советской стороне или на стороне вермахта. Поиском и реставрацией старой военной техники занимаются десятки различных поисковых отрядов и мастерских.

Один из музеев, демонстрирующих вооружение и военную технику сухопутных войск, находится на Поклонной горе.

Послевоенные конфликты

После 1945 года началось создание и развитие новой техники войны, которая создавалось с учетом появившегося ядерного оружия. Все образцы гусеничной и колесной техники создавались с учетом возможного действия в условиях заражения местности продуктами радиоактивного распада.

Для этого применялись различные фильтрующие устройства, которые не допускали попадания радиоактивной пыли внутрь машин. Первым непосредственным состязанием военной техники СССР и США стала Корейская война.

В ходе этого конфликта массово применялись реактивные истребители новейших в то время моделей – МиГ-15 и «Сейбр». В ходе вьетнамской войны в небе снова встретились детища американской и советской конструкторских школ.

Немного позже появились многие известные образцы советской военной техники – танки Т-55, Т-62 и Т-80. Эти машины поставлялись вооруженным силам многих государств и находятся в строю и на сегодняшний день. Еще одним символом военных конфликтов второй половины 20-го столетия стал автомат Калашникова.

Большое влияние на развитие послевоенной промышленности СССР оказал опыт эксплуатации военной техники США.

Особенно ярко это выразилось в автомобильной отрасли. Опыт применения армейских автомобилей «Студебеккер» US6 показал острую необходимость создания аналогичной колесной техники отечественного производства.

Такие машины под обозначением ЗиС-151 появились сразу после ВОВ. Постепенно такая техника стала применяться и на гражданской службе. Базируясь на существующих разработках, советские конструкторы смогли создать ряд уникальных внедорожных армейских автомобилей – ГАЗ-66 и ЗиЛ-131.

По параметрам проходимости эти машины оставят далеко позади многие разработки того времени. Однако платой за такие характеристики является полное отсутствие комфорта в кабине.

Еще одним важным наследием ленд-лиза стали двухтактные дизельные двигатели, которыми стали оснащаться послевоенные грузовые автомобили ЯАЗ-200/210 (а позднее МАЗ).

Изначально американский дизель ДжиЭмСи создавался для оснащения легкой армейской техники. Отечественные моторы продержались в производстве до конца 80-х годов и применялись для привода различных мобильных электростанций.

Распад СССР

После распада Советского Союза наступил достаточно длительный период застоя в развитии вооружений и армии.

Войска России и стран СНГ довольствовались остатками военной техники СССР, которая в большом количестве оставалась на различных складах. Но имевшийся парк вооружений быстро устаревал и без стабильных поставок запчастей для военной техники выходил из строя.

Должно было пройти почти 10 лет и две кровавые войны в Чечне, прежде чем пришло осознание необходимости модернизации армии.

С начала 2000-х годов началось активное списание выработавшей свой ресурс военной техники и поставки новой, которая изготовлялась заново или поступала с баз долговременного хранения.

Перевооружение

Вооруженные силы России на сегодняшний день очень сильно отличаются от экипировки армии начала 2000-х годов. Постоянно идет обновление существующего арсенала вооружений и военной техники новыми и модернизированными образцами.

По расчетам экспертов к 2020 году должно быть обновлено не менее 70% имеющихся арсеналов, на что планируется потратить не менее 19 триллионов рублей. Однако имеющиеся сложности с финансированием могут сдвинуть сроки перевооружения на отдаленные перспективы.

Так, в декабре 2017 года было принято решение о временной приостановке работы над перспективным ракетным комплексом на железнодорожном ходу «Баргузин». Дальнейшие перспективы развития этого уникального и парадоксального вида военной техники остаются под вопросом.

Планируется создание нескольких десятков различных типов самолетов (включая истребители нового пятого поколения) и вертолетов.

Общие поставки такой техники должны превысить 1500 штук.

При этом многие вертолеты являются военной техникой двойного применения, поскольку могут применяться для военных или гражданских целей. В начале декабря 2017 года совершил испытательный полет истребитель нового поколения Су-57, оснащенный новым перспективным турбореактивным двигателем.

Особое внимание уделяется легкой военной автомобильной технике, предназначенной для доставки личного состава и огневой поддержки атакующих подразделений. Одним из образцов такой техники может служить комплекс «Корнет-Д», установленный на шасси бронированного автомобиля «Тигр».

Другим направлением развития колесной техники войны являются многоосные автомобили, служащие для доставки и запуска межконтинентальных баллистических ракет.

Для популяризации различных видов вооружений организована постоянно работающая выставка военной техники на ВДНХ. Все желающие могут беспрепятственно посетить эту выставку, и ознакомится с экспонатами, среди которых имеется зенитная установка «Шилка».

Эта установка стала первым в мире комплексом, способным отражать атаки летательных аппаратов, перемещающихся с высокими скоростями на небольших высотах. Также среди экспонатов выставки находятся зенитные комплексы «Бук» и «Оса».

Перспективы

Военная техника будущего создается не только на базе существующих технических и технологических решений. Одним из новых направлений является применение электромагнитного поля для ведения огня из артиллерии и стрелкового оружия.

Такие образцы военной техники США уже прошли первые испытания, которые подтвердили жизнеспособность идеи. Еще одним вариантом разгона пуль является центробежная сила. Такая технология теоретически может обеспечивать скорострельность свыше 100 тыс. выстрелов в минуту. При этом оружие является абсолютно бесшумным и не выдает своего расположения вспышками выстрелов.

Недостатком схемы являются очень крупные габариты и сложности с управлением такими установками.

Не отстаёт в развитии и классическое огнестрельное оружие. Вместо цельнометаллических пуль рассматриваются возможности применения изделий со встроенной системой наведения.

В настоящий момент созданы опытные образцы пуль калибра 12,7 мм с системой корректировки траектории.

Еще одним способом поражения целей является луч лазера. Военно-морские силы США провели демонстрацию такого вида оружия. По заявлениям американских представителей армейский лазер может выполнить за секунду резку стального листа с длиной до 6 метров.

Параллельно ведутся разработки малогабаритных лазеров, приспособленных для размещения на самолетах. Такое оружие теоретически может использоваться для борьбы с самолетами и БПЛА противника.

Пока внедрение такого оружия остается делом будущего, но различное лазерное оборудование широко применяется при сварке различных металлов, позволяя получать тонкие и прочные швы.

Другим направлением развития военной техники становится применение беспилотных систем. Небольшие беспилотные летательные аппараты используются для ведения разведки. Существуют опытные образцы крупных беспилотников, способных нести различное ракетное вооружение.

Перспективность такого вида вооружений достаточно велика, особенно учитывая быстрое внедрение таких технологий на гражданской технике. Новые концепции ведения войн предусматривают применение так называемого нелетального вооружения. Одним их видов такого оружия является генератор звуковых колебаний.

В основу принципа действия положено усиление звука через резонатор. Сформировавшиеся ударные волны временно дезориентируют людей. Исследован принцип воздействия звука определенной частоты, вызывающий чувство страха и даже паники у противника. Психологический аспект очень важен, особенно с современной войне.

Передвижение пехотинцев будущего предлагается облегчить при помощи специальных экзоскелетов. Детали такого оснащения изготовляются из титана и сплавов на его основе. Применение экзоскелета позволяет повысить вес груза, переносимого человеком в течение длительного времени, до 100 кг.

Любое развитие вооружений способствует прогрессу обычной техники. Все возможные технологии перспективного оружия постепенно находят или найдут применение в гражданской технике – точно так же, как это было 50 и 100 лет назад.

Видео

https://www.youtube.com/watch?v=xj9ipMyIMKk

warbook.club

Автомобильная техника инженерных войск

Безбашенные войска

Константин Андреев, Станислав Кирилец, Юрий Петров Фото НИИ-21, Сергея Андреева, Дмитрия Гладкого и заводов-изготовителей

Отмечая военные праздники и знаменательные даты ратных битв, в технических СМИ традиционно уделяют больше внимания непосредственно военной технике и вооружению, но крайне редко в повестке дня воздаётся должное инженерным войскам, чей профильный военный праздник – День инженерных войск – появился лишь в 1997 году.

Свою историю инженерные войска ведут со времени Указа Петра I от 21 января 1701 г. о создании в Москве школы Пушкарского приказа для подготовки специалистов артиллерии и инженерных войск – войска переднего края. Исключительность нового рода войск была окончательно закреплена в 1722 г., когда в изданной «Табели о рангах» офицеры инженерных частей стояли на один чин выше пехотных и кавалерийских.

Если до XVIII века инженерное обеспечение фактически исчерпывалось фортификацией, сапёрным делом (грубо говоря – подкопами под крепости) и организацией переправ через водные преграды, то сегодня круг задач инженерных частей несравненно шире. Современный Боевой устав упоминает более десятка основных задач – от установки и содержания ядерных мин и фугасов до добычи и очистки воды и оборудования пунктов водоснабжения.

Начало моторизации

К началу ХХ века механизация применялась лишь в военно-дорожном строительстве, где главным подрядчиком выступало МПС. Первые самоходные паровые катки поступили в МПС ещё во второй половине XIX века. К 1990 году их поставляли Simeon & Porter, Aveling & Porter, Fowler, Marshall, «Альбарэ». Затем парк пополнился машинами Механических заводов «Ф. Сан Галли», Брянского машиностроительного завода, варшавской фирмы «Братья Гейслер, Окольский и Пачкэ», Коломенского машиностроительного завода, Механического и чугунолитейного завода «А. Вечерек» в Белостоке и Воткинского казённого завода. Параллельно артиллерийские части русской армии активно снабжали паровыми рутьерами и тракторами.

Как только автомобили стали неотъемлемым техническим средством вооружённых сил, колёсную технику начали привлекать и в инженерном деле. Во время III Международной автомобильной выставки в мае 1910 г. Главное инженерное управление Русской императорской армии испытало на шоссе между Петербургом и Москвой 16 грузовых автомобилей и 2 трактора с прицепными тележками. Выводы комиссии по использованию механического транспорта для перевозки тяжёлых грузов были положительными. Однако масштабное оснащение инженерных частей автомобилями началось лишь в 1914 г., и использовались они в основном для перевозки стройматериалов.

К 1917 г. в части моторизации войск и машинизации Российская армия выглядела вполне достойно среди ведущих держав. Более того, в Первой мировой войне инженерные части Австро-Венгрии и Германии на фоне оснащения Антанты выглядели более чем скромно.

С чего начать?

В новообразованном СССР на 1 сентября 1923 г. в состав инженерных частей Красной Армии входило 39 автоотрядов стрелковых дивизий, 27 автогрузоотрядов, а также Петроградский автотранспортный батальон (4 отряда) и учебная автомотобригада. Разумеется, все эти подразделения были укомплектованы автомобилями и мотоциклами иностранного производства, так фактически речь идёт об автомобильных войсках, однако вплоть до начала 1930-х вся колёсная техника находилась в ведении военных инженеров.

В ранних опытах использования отечественных автомобилей для инженерных нужд успели поучаствовать АМО Ф-15. На шасси этого грузовика существовала модификация (по меньшей мере в единственном экземпляре) «Прожекторный автомобиль Ф-15 с установленным на платформе прожектором 015-2». Этот автомобиль не являлся новинкой; установленные на грузовые платформы прожектора обеспечения зенитного огня, получающие электроэнергию от генератора, установленного на той же машине и приводимого в действие автомобильным двигателем, использовались ещё в царской армии.

В силу специфики задач, решаемых инженерными частями, куда более востребованной на рубеже двадцатых–тридцатых годов оказалась гусеничная техника – тракторы и танки. Первые использовали для буксировки тяжёлых грузов (от пушек до понтонов) и прокладки дорог, вторые оснащали тралами для разминирования. В войсковые соединения к 1930-м начали поступать мотобуры, пилорамы, катера, скреперы, грейдеры (в т. ч. на конной тяге).

Эх, дороги!

В середине 1930-х после специальных испытаний для инженерных частей были отобраны различные образцы дорожных и строительных машин. В 1937–1938 гг. опыт их эксплуатации в воинских подразделениях позволил принять на вооружение модифицированную для армии спецтехнику: тяжёлый грейдер ГТМ и бульдозер БГ-М, скреперы СП и СТ-5, двухотвальные канавокопатели КВ-2 и КВ-3, тяжёлый разборный риппер (рыхлитель), а также мощный спецгрейдер СПГ и колёсный автогрейдер с кирковщиком.

Одними из первых в инженерных частях появились передвижные зарядно-осветительные электростанции АЭС-1 (в 1930 г., мощность 3 кВт на шасси Ford AA) и АЭС-3 (в 1935 г., мощность 15 кВт на шасси ГАЗ-АА). Начались поставки водоочистительных станций АСФ-500, буровых установок АВБ-100 (на шасси ЗИС-5 или ЗИС-6), полевых авиаремонтных мастерских ПАРМ-1 и походных мастерских инженерных войск АПРИМ. Трёхосные ЗИС-6 послужили основой для автокранов АКЭ, АК-3 и АКМ заводов им. Январского восстания и «Красный металлист», автомобильных электростанций АЭС-4 и самоходных компрессорных станций СКС-36 для питания передвижных пневматических молотов и береговых сваебоев.

Всё большее распространение получали зенитные прожекторные установки (станции). На шасси ЗИС-5 выпускали прожекторную станцию О-15-3, на шасси ЗИС-6 – прожекторную станцию ПО-15-8. С 1938 по 1942 г. для установки зенитной прожекторной установки З-15-14 получили распространение длиннобазные ЗИС-12 с низкими бортами.

Однако основными средствами механизации работ до Великой Отечественной войны в инженерных частях оставались гусеничные и колёсные тракторы. Причём до первой половины 1930-х основу парка в народном хозяйстве и Красной Армии составляли иностранные машины. В период 1922–1930 гг. в СССР было ввезено свыше 60 тыс. тракторов, тогда как на всех заводах выпущено не более 17 тыс. С освоением производства гусеничных тракторов доля отечественной техники значительно перевесила импорт.

Берег левый, берег правый...

Наибольшую известность (и самое широкое распространение) получили автомобили, используемые в составе понтонных парков. Пока для транспортировки элементов переправ использовали конную тягу, массу этих элементов (и соответственно грузоподъёмность самих переправ) приходилось ограничивать, а понтоны являлись полностью автономной, т. е. не зависящей от носителя конструкцией. Появление танков массой 32 т и артиллерийских систем с нагрузкой на ось 9 т потребовало создания понтонного парка с существенно большей грузоподъёмностью. При этом тяжёлые понтонные парки нецелесообразно было использовать для наведения лёгких переправ. Таким образом, необходимо было создать два типа понтонных парков – лёгкий и тяжёлый. Эта задача была решена Военно-инженерной академией и Военно-инженерным полигоном, разработавшими и поставившими на вооружение РККА тяжёлый понтонный парк Н2П и лёгкий понтонный парк – НЛП.

Н2П предназначался для наведения мостов на плавучих опорах грузоподъёмностью от 16 до 60 т или организации паромных переправ грузоподъёмностью от 16 до 60 т. Кроме того, парк Н2П позволял возводить мосты на жёстких опорах длиной 45 м под нагрузку 16 т или длиной 26 м под нагрузку 24 т.

Конструкция такого парка не позволяла механически дробить его общую массу, увеличивая длину обоза. В комплект парка входило 16 носовых полупонтонов, 32 средних полупонтона, комплект пролётного строения, 16 въездных аппарелей, козловые опоры, 16 забортных агрегатов СЗ-20 (или 10 буксирно-моторных катеров БМК-70, или 16 мотор-вёсел МВ-72), а также вспомогательное имущество.

На 1 января 1941 г. инженерные войска РККА имели до 265 переправочных парков всех типов (Н2П, НЛП, МДПА-3), в том числе 45 тяжёлых (Н2П), более 1060 передвижных электростанций, свыше 680 лесопильных рам и станков и много других средств, в том числе и непосредственно связанных с автомобильной техникой.

Впоследствии были модернизированы существующие и созданы новые переправочные средства: на Навашинском машиностроительном заводе модернизированный вариант тяжёлого понтонного парка Н2П получил обозначение Н2П-41, появился рассчитанный на 70 т тяжёлый понтонно-мостовой парк ТМП. Перевозка последнего осуществлялась на 102 автомобилях, из которых только понтонных было 72, в том числе и специально оборудованных ЗИС-5.

Рождённые в горниле войны

Военное лихолетье Второй мировой войны для конструкторов не прошло даром. Появление в армиях воюющих держав полноприводных и полугусеничных шасси позволило использовать технику в инженерных войсках более эффективно и с большим размахом. К этому же располагал и невиданный доселе театр военных действий. Отход от доктрины позиционных боёв, скоротечность атак, потребовали высокопроизводительных машин.

И тут следует отметить интересную закономерность.

Многие из американских конструкций спецмашин и тягачей Le Tourneau, Oshkosh, Mack, Caterpillar, Autocar, Walter, Dart, Coleman, Diamond, John Deere, International Harvester представляли собой наиболее рациональные попытки применения техники в военном деле, и после войны их компоновка стала образцовой для подражания.

В противовес этому в Вермахте использовали конструкции и шасси, которые после войны практически не получили распространения. Здесь можно упомянуть спецтехнику на полугусеничных шасси и совершенно уникальные попытки создания инженерных машин компаниями Faun, Lauster, Kaelble и др.

Скоротечность боёв и переброска войск с одного театра военных действий на другой, сделали крайне востребованными амфибии. Самыми распространёнными стали Ford GPA и GMC DUKW-353, выпущенные десятками тысяч. Интересно, что до 1960-х годов трофейную полугусеничную технику широко использовали в инженерных частях, особенно при постройке стартовой площадки на Байконуре, Семипалатинского полигона и др. Однако заимствования полугусеничные машины в СССР не получили и этому есть логическое объяснение: война и интенсификация разработок в военной сфере позволили развить новые массовые технологии, сделавшие паллиативы совершенно не нужными. На смену колёсам приходили гусеницы, а механический привод рабочих органов постепенно был вытеснен гидравлическими системами.

Козёл отпущения

Первой послевоенной ласточкой, предвосхитившей появление нового класса военно-инженерной техники, стал... автомобиль-амфибия ГАЗ-011.

Задание на разработку лёгкой амфибии, способной и на суше, и на воде перевозить 500 кг груза или экипаж из 6 человек, московский институт НАМИ получил в 1948 году. Конструктивной основой для «земноводного» должен был послужить ГАЗ-67Б. Вопреки расхожему заблуждению амфибию планировали использовать именно в инженерных войсках как вспомогательное средство при наведении переправ и форсировании рек, а вовсе не в качестве разведывательного или штабного автомобиля. Осенью 1950 г. прошедшие межведомственные испытания опытные образцы НАМИ-011 и техдокументация были переданы на Горьковский автозавод, где планировалось освоить серийное производство этих амфибий. Проект был принят горьковчанами в работу, но главный конструктор завода А.А. Липгарт при поддержке директора предприятия Г.А. Веденяпина решился на тактическую уловку. «Завязка» ГАЗ-011 на узлы и агрегаты морально устаревшего ГАЗ-67Б затормозила бы освоение грузопассажирского полноприводника следующего поколения – ГАЗ-69. Его ведущий конструктор Григорий Вассерман получил добро на форсированное создание амфибии, в основе которой лежала бы платформа «69-го».

В конечном счёте всё сложилось совсем не так, как планировал Липгарт. Производство ГАЗ-011 всё-таки пришлось начать. В 1953 г., т. е. вплоть до полного прекращения производства ГАЗ-67Б, было собрано и отправлено в войска 68 амфибий, после чего проект в силу вполне объективных причин приказал долго жить, и на смену ГАЗ-011 пришёл аналог на платформе ГАЗ-69 – ГАЗ-46 или (по войсковой спецификации) МАВ – малый автомобиль водоплавающий.

Весьма показателен в этом отношении уже упомянутый ГАЗ-69. Ранее в качестве штабной и разведывательной машин использовали ГАЗ-61-73, затем ГАЗ-67, но количество специализированных модификаций было весьма ограниченным – мотобуры и машины дезактивации. ГАЗ-69 обзавёлся большим спектром модификаций. Помимо МАВ, машины связи, лёгкой боевой машины 2П26 «Шмель», радиологической станции, седельного тягача и проч. на базе ГАЗ-69 было создано несколько сугубо инженерных модификаций.

Топографический привязчик ГАЗ-69Т (69ТГ, 69ТГМ) представлял собой подвижный комплекс топографической аппаратуры для рекогносцировки местности, прокладки путей сообщения, определения на карте местоположения и перенесения на местность полученных данных.

Особого внимания заслуживает Дорожный индукционный миноискатель (ДИМ). До ГАЗ-69 подобного рода техники в нашей стране не существовало как класса. Обнаруживали мины при помощи ручных миноискателей, либо тралением, создавая в минных полях проходы, при помощи тралов. Миноискатель позволял обнаружить противотанковые и противопехотные мины в металлических корпусах, установленных на глубине до 25 см. А под водой – на глубине до 0,7 м. Рабочая скорость движения миноискателя составляла 10 км/ч. Модернизированный вариант ДИМ-М монтировали на автомобиле УАЗ-469.

Возвращаясь к плавающим машинам, можно, вспомнить о БРДМ, БРДМ-2, автомобилях «Ягуар» и «Река».

Поплавки

Если ГАЗ-46 был окрещён «малым автомобилем водоплавающим», значит, должен был существовать и «большой». И действительно, такой автомобиль был. Аналог тяжёлой американской амфибии DUKW-353 был разработан ведущим довоенным специалистом горьковского автозавода по полноприводникам Виталием Грачёвым в период его работы на Днепропетровском автомобильном заводе. Первоначально проект имел обозначение ДАЗ-485. В июле 1951 г. Грачёва перевели на ЗИС, где и осуществилась материализация проекта. Амфибия, созданная на агрегатной базе ЗИС-151, закономерно была переименована в ЗИС-485, или «БАВ» – большой автомобиль водоплавающий. Он служил для перевозки грузов массой до 2,5 т и мог не только передвигаться по пересеченной местности, но и с ходу форсировать небольшие реки, озёра и прочие водные преграды, доставляя до 3,5 т грузов при волнении до 4 баллов. С 1958 г. тяжёлая амфибия обновила агрегатную базу. На платформе ЗИЛ-157 выпускали «земноводный» ЗИЛ-458А, или БАВ-А. Однако век этих машин оказался недолгим. С освоением надёжных гусеничных траков и расширения ареала применения автомобилей-амфибий с 1960-х армия пополняется более практичными гусеничными машинами. Среди них гусеничный плавающий транспортёр ПТГ К-61 и гусеничные вездеходы ГТ-Т и ГТ-С (ГАЗ-47). Сейчас в армии широко используют плавающие вездеходы ГАЗ-34037 (развитие ГТ-СМ), МТ-ЛБ, транспортёры ПТС и ПТС-2.

Цари природы

Большие задачи требовали больших машин, и после войны они не преминули появиться. Высокоэнергетичные гусеничные транспортёры АТ-Т, выпускаемые в 1949–1979 гг. на Харьковском заводе транспортного машиностроения, стали основой для большой гаммы высокопроизводительных машин. Удлинённое изделие 426У для наведения переправ, установки электростанций и балок, изделие 409У и 405МУ для траншейных БТМ и БТМ-3, котлованных МДК-2, путепрокладочного оборудования БАТ и многих др. землеройных и экскавационных орудий с активными и пассивными рабочими органами.

Принято считать что в качестве носителей землеройных агрегатов в основном используется гусеничная техника, но необходимо сюда включить автогрейдеры, скреперы и землевозы и инженерные тягачи. Например, ТМК на базе инженерного колёсного тягача ИКТ (МАЗ-538) монтировали роторный рабочий орган для отрывки траншей и бульдозерное оборудование. Отрыв траншей в талых грунтах при глубине 1,5 м осуществлялся со скоростью 700 м/ч, в мёрзлых грунтах – 210 м/ч. На раме рабочего органа устанавливали откосники пассивного типа, обеспечивающие образование наклонных стенок траншеи. На шасси КЗКТ-538ДК, КЗКТ-538ДН и КЗКТ-538ДП были изготовлены машины РК2, ПКТ-2, И-400.

Гигантомания в инженерных войсках связана не только с необходимостью иметь высокопроизводительные и энергонасыщенные агрегаты, но они являются и средством прикрытия крупной техники. Например, современный «Агрегат 15М69 МИОМ» – машина инженерного обеспечения и маскировки на шасси МЗКТ-7930 «Астролог» – сегодня несёт службу в инженерных частях РВСН. Будь ракетоносцы поменьше, то и автомобили маскировки не были бы столь крупными.

Колёса большие и маленькие

С середины 1950-х автомобильный парк инженерных войск стремительно эволюционировал. Конструкторы придумывали новые типы машин, способствующих «инженерному обеспечению боя», и при не утрачивали актуальность уже существующие типы – понтонные парки и механизированные мосты, буровые установки, фильтровальные, силовые и прожекторные станции, передвижные ремонтные мастерские, автокраны и экскаваторы на колёсных шасси, индукционные миноискатели.

В 1948 г. Горьковский автозавод наконец-то освоил массовое производство полноприводного ГАЗ-63. Он унаследовал все инженерные специальности, освоенные предшественниками, но повышенная проходимость автомобиля позволила возложить на него и новые обязанности. В середине 1950-х в НИИИ 21 был разработан дорогоукладчик для обеспечения прохода колёсной автотехники по заболоченным, песчаным и непроходимым участкам дорог. Перед труднопроходимым участком ленты вручную протаскивали вперёд и фиксировали под передними колёсами. Затем дорогопрокладчик начинал движение вперёд уже по лентам, которые постепенно разматывались: именно по рулонному тракту топи и хляби преодолевала следующая за дорогопрокладчиком колёсная техника. На долю специализированных ГАЗ-63 выпала транспортировка ЛПП – лёгкого понтонного парка. Кроме того, «63-е» перевозили ПВД-20 (парк воздушно-десантный), включавший 20 плавсредств. Он состоял на вооружении ВДВ в 1951–1967 гг.

Транспортировку тяжёлых понтонных парков (ТПП) доверили первенцу принципиально нового семейства грузовиков – трёхосному полноприводному ЗИС-151. ТПП был принят на снабжение инженерных войск в 1950 г. как основной понтонный парк для замены всех ранее применявшихся конструкций этого класса. Комплект парка состоял из 32 носовых и средних понтонных блоков, 16 буксирно-моторных катеров БМК-90 (с 1957 г. – БМК-150), двух комплектов рамных и катковых опор, наборов вспомогательного инструмента и приспособлений. Для перевозки ТПП использовали 116 переоборудованных понтонных автомобилей ЗИС-151А с лебёдками и грузовыми платформами с роликами.

На шасси ЗИС-151 дебютировала инженерная система КММ, впоследствии с каждым новым поколением техники получавшая всё более широкое распространение. Если все понтонные переправы в качестве опоры для несущих конструкций использовали воду, то система КММ (колейного механизированного моста грузоподъёмностью 15 т) была мобильным трансформируемым мостом, для наведения которого использовались лишь берега и при необходимости дно. КММ состоял из 5 автомобилей-мостоукладчиков на шасси ЗИС-151А с лебёдками. Каждый мостоукладчик оснащали стальным колейным мостовым блоком длиной 7 м, который опрокидывался назад и укладывался на нужном участке местности, перекрывая неширокие рвы и канавы. Боевой расчёт на весь комплект КММ составлял 12 человек.

С 1958 г. КММ монтировали на шасси ЗИЛ-157. Кстати, «157-е» «трумэны» стали базой для первого в отечественной практике военного эвакуатора ТК-4 (КЭТ-Л). Впоследствии военные эвакуаторы на различных базовых платформах вошли в номенклатуру инженерной техники на постоянной основе.

Нельзя не упомянуть и ещё об одном послевоенном дебютанте – 3-осном полноприводном грузовике ЯАЗ-214, в 1957 г. сменившем место прописки и в дальнейшем производившемся в Кременчуге под маркой КрАЗ. Грузоподъёмность и выдающиеся внедорожные качества позволили ему освоить множество инженерных специальностей, но в первую очередь о нём стоит упомянуть как о первом носителе ПМП – раскладного понтонно-мостового парка, оригинальная конфигурация которого стала настоящим прорывом в области наведения переправ.

Для прежних конструкций наплавные мосты с верхним настилом были заменены на модульные раскладные 4-секционные герметичные блоки, из которых можно было собирать не только ленточные плавучие мосты, но и отдельные транспортные паромы, пирсы, плавкраны и даже посадочные площадки для вертолётов.

В состав ПМП входили 36 понтонных грузовиков КрАЗ-214 со специальной сварной платформой, тяговой лебёдкой и подъёмно-перегрузочными устройствами. Из них 32 автомобиля перевозили по одному раскладному речному звену, состоявшему из двух средних и двух крайних шарнирно соединённых между собой сварных металлических понтонов. На четырёх машинах доставляли береговые звенья. При движении грузовиков задним ходом и резком торможении звенья скатывались с платформы по четырём каткам, сбрасывались на поверхность воды и автоматически раскрывались, образуя секцию наплавного моста длиной 6,75 м и шириной 8,1 м или один самостоятельный 20-тонный паром. Для перевозки выстилки и вспомогательного оснащения служили грузовики КрАЗ-214 с низкобортными грузовыми платформами. В состав парка входили также 12 плоскодонных буксирных моторных катеров БМК-Т. Их перевозили на автомобилях КрАЗ-214 в наклонном положении на специальной трубчатой ферме.

В 1962 г. парк ПМП был принят на вооружение взамен парка ТПП на автомобилях ЗИС-151 и ЗИЛ-157. Впоследствии этот парк и его модернизированные версии базировались на грузовиках КрАЗ-255Б и КрАЗ-260.

Изменение характера боёв в XXI столетии заставляет эволюционировать и боевую технику. И это не преминуло сказаться на инженерных машинах. Часть из них уже имеет собственное стрелковое вооружение, часть – установки, позволяющие использовать технику для подъёмно-транспортных целей. Нагляднее проявляется и тенденция использования инженерных машин в спасательных операциях в зоне стихийных действий.

www.gruzovikpress.ru

ГАЗ 47 - гусеничный советский вездеход для охоты, геологической экспедиции и армии, технические характеристики и описание конструкции, модификации

29.04.2019

Так как значительная часть России занята различного рода лесами, степями и болотами, добраться туда не только на легковом автомобиле, но и на внедорожнике, бывает очень не просто. Не стоит говорить, что современные джипы — «паркетники» совершенно не подходят для охоты. Охотники, которые обладают достаточной суммой денег, покупают хаммеры и лэндроверы, однако даже автомобили данных марок часто безнадёжно застревают в лесах и болотах.

Многие самостоятельно тюнингуют свои автомобили, превращая их в настоящих «проходимцев». Данная процедура помогает увеличить проходимость авто, однако и этого бывает недостаточно. Существует специализированный класс автотехники, который можно отнести к группе вездеходов. Данные машины имеют гусеницы вместо колёс, и проходят практически по любой дороге, а точнее без дорог. В отличие от танковой техники, данные машины достаточно лёгкие, что помогает им преодолевать такие препятствия, где массивный танк обязательно застрянет. Одним из таких универсальных проходимцев является гусеничный вездеход ГАЗ- 47.

Как появился вездеход ГАЗ-47

Великая отечественная война наглядно продемонстрировала, что проходимость гусеничной техники практически безгранична. Не имея опыта разработки подобного рода вездеходов, советская геологическая отрасль всё настойчивее требовала создать для неё специальный вездеход, который сможет доехать в любой труднодоступный уголок страны.

В 50-е годы, ведущие конструкторские бюро СССР приступили к разработке гусеничных вездеходов, так как началось масштабное освоение северных областей страны.

Выпустить первую модель болотохода удалось горьковским конструкторам в 1954 году. Данная модель была на гусеничном ходу и получила название ГАЗ 47 (ГТ-С). Данная модель имела:

  1. Гусеничную танковую платформу (позаимствованную у лёгких танков серий Т-60 и т-70);
  2. Кабину для водителя и пассажиров, которая располагалась спереди;
  3. Отдельный отсек для двигателя;
  4. Вместительный грузовой отсек.

Модель ГАЗ-47 производилась вплоть до 1967 года.

Особенности первого гусеничного вездехода СССР

Хотя конструкторам горьковского завода понадобилось около трёх лет на разработку вездехода, данное время было потрачено не зря. Газ-47 получил выдающиеся характеристики в плане проходимости. Для того, чтобы вездеход не застревал в болоте, помимо уменьшения массы, вездеход получил широкие гусеницы. Данная особенность позволила технике не садится на «брюхо» и уверенно выезжать из любого болота.

Снижение массы и использование широких гусениц позволило добиться огромной разницы в давлении на почву по сравнению с танком, на базе которого был сделан вездеход. Если у танка давление на почву составляет около 1 кГ/см, то конструкторы ГАЗ-47 смогли добиться невероятных 0,2 кГ/см. Данные характеристики позволили не только уверенно передвигаться по болотистой местности, но и сделали возможным езду по глубоким сугробам.

Ещё одной особенностью данного вездехода была возможность преодолевать водные преграды глубиной до 1,2 метра. В таком режиме ГАЗ-47 мог легко проехать 1,5 километра. Были попытки установить вместо гусениц специальные шнеки-поплавки, но такая модификация вездехода сразу теряла своё главное качество – возможность передвижения по непроходимым местам (и вообще, по каким либо местам кроме воды).

Для того чтобы вездеход мог выбраться на берег, нужен был достаточно пологий спуск (около 20 градусов). Так как машина была достаточно широкой, преодолевать бурные реки не рекомендовалось. Вездеход в воде терял маневренность, а если его прибивало бортом к высокому берегу, существовала опасность крена и затопления.

Вездеход способен преодолевать:

  1. Препятствия высотой до 60 сантиметров;
  2. Канавы, ширина которых достигает 1,3 метра;
  3. Крутые склоны, до 60 градусов уклона.

При конструировании вездехода разработчики учли, что данная модель предназначена для геологов, которые работают в тайге и Арктике, поэтому вездеход отличался крайней надёжностью и простотой конструкции. Эксплуатация вездехода в Антарктиде смогла подтвердить данные о надёжности данной машины.

Что касается ремонтопригодности, то советские танки времён ВОВ отличались тем, что могли ремонтироваться в поле, с использованием минимального набора инструментов. ГАЗ-47 в этом отношении перенял танковую ремонтопригодность.

Основные технические характеристики вездехода ГАЗ-47

Так как вездеход отлично проявил себя в суровых экспедициях, данную модель широко использовали в армии, геологической и строительной отрасли. В тайге данный вездеход использовали на лесозаготовках. Так как горьковский завод не справлялся с наплывом заказов, производство первого советского гусеничного вездехода было налажено ещё на нескольких оборонных предприятиях.

ГАЗ-47 мог использоваться для заброса десанта в труднодоступную местность. Конструкция модели позволяла разместить двух человек в кабине и десять человек в кузове. Кроме этого имелась и открытая площадка для размещения груза и снаряжения.

В качестве двигателя для вездехода был выбран мотор ГАЗ-61, развивающий мощность до 85 лошадиных сил. Данный двигатель был шестицилиндровый, четырёхтактный. Через несколько лет этот силовой агрегат был заменён на более современную модель. В качестве приемника был выбран мотор ГАЗ-71. Он обладал большей мощностью, что позволило увеличить максимальную скорость машины (старый двигатель развивал максимальную скорость до 35 километров в час по твёрдой дороге, 4 км/ч по воде и 10 км/ч по болоту или глубокому снегу).

На основе базы вездехода ГАЗ-47 было выпущено множество различных модификаций, предназначенных для военных, промышленных, промысловых, геологических и гражданских целей. На протяжении всех лет выпуска данной модели, не прекращались работы по разработке новых модификаций, самые удачные из которых вошли в серию.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

militaryarms.ru


Смотрите также

Возврат к списку