Отдел продаж
8 (499) 755-89-57
Лодки, запчасти
8 (499) 755-89-57

Зараженная зона фукусимы


Прогулка с дозиметром: Почему Фукусима — это не Чернобыль — Bird In Flight

В Чернобыльской зоне я был трижды. Двух туристических поездок оказалось недостаточно, чтобы в полной мере проникнуться здешней атмосферой, и в третий раз я попал туда уже нелегально — в составе сталкерской группы. Когда оказываешься на изолированной от внешнего мира территории, где вокруг — только заброшенные села, дикие животные и радиация, испытываешь совершенно ни на что не похожие ощущения. До определенного времени мне казалось, что подобное можно почувствовать только в Чернобыле. Но в мае этого года я побывал в Фукусиме, японской префектуре, которая пострадала от радиационной аварии 2011 года.

Чернобыль и Фукусима в определенной степени уникальны. Это два небольших клочка земли, с которых человек был изгнан результатом собственного же творения. Образовавшиеся в итоге аварий так называемые зоны отчуждения — метафора всей технической революции. Человечеству не раз предсказывали гибель от собственных изобретений, зона отчуждения — это микромодель подобного сценария.

Человечеству не раз предсказывали гибель от собственных изобретений, зона отчуждения — это микромодель подобного сценария.

Фотографии, сделанные в Фукусиме, до боли похожи на скриншоты фильма «Я —легенда». Чистые улицы, аккуратные дома, даже светофоры работают. Вот только людей нет

В результате катастрофы в Чернобыле и Фукусиме более полумиллиона человек были вынуждены покинуть свои дома, а тысячи квадратных километров территорий оказались непригодны для жизни на много лет вперед. Это, однако, не помешало Чернобыльской зоне стать объектом для паломничества туристов со всего мира: ежегодно ее посещают десятки тысяч человек. Туроператоры предлагают на выбор несколько маршрутов, среди которых — даже вертолетные экскурсии. Фукусима в этом плане — практически terra incognita. Здесь не только нет туризма — сложно найти даже базовую официальную информацию о маршрутах и городах, въезд в которые разрешен.

Фактически всю свою поездку я строил на переписке двух американцев на сайте Tripadvisor, один из которых утверждал, что без проблем проехал в городок Томиока в 10 км от аварийной АЭС. Прибыв в Японию, я арендовал машину и направился в этот город. Первое, на что обращаешь внимание в Фукусиме, так это то, что она не такая заброшенная, как может показаться на первый взгляд. Здесь есть люди, ездят частные автомобили и даже рейсовые автобусы. Последнее было для меня полной неожиданностью, я привык к тому, что зона — совершенно закрытая территория.

Первое, на что обращаешь внимание в Фукусиме, так это то, что она не такая заброшенная, как может показаться на первый взгляд. Здесь есть люди, ездят частные автомобили и даже рейсовые автобусы.

Через Фукусимскую зону отчуждения ездят как частные автомобили, так и рейсовые автобусы

Для того чтобы попасть в 30-километровую зону возле ЧАЭС, например, необходимо письменное разрешение. В Японии никакого письменного разрешения у меня, естественно, не было. Я вообще не знал, насколько далеко мне удастся заехать, и все время ждал, что вот-вот наткнусь на блокпост полиции, которая развернет машину обратно. И только спустя несколько десятков километров стало понятно, что японцы не перекрыли трассу для движения, и она проходит прямо через зону, причем довольно близко к аварийной АЭС — трубы станции были видны прямо с дороги. Я до сих пор удивляюсь такому решению, безусловно вынужденному. На некоторых участках трассы даже в закрытой машине фон превышал 400 мкР/ч (при норме до 30).

Японцы разделили свою зону по цветам на три части: от красной, самой загрязненной, где людей отселили в принудительном порядке, до зеленой — относительно чистой. В красной зоне находиться запрещено — за этим следит полиция. В желтой и зеленой пребывание разрешается только в светлое время суток. Территории, входящие в зеленую зону, — потенциальные кандидаты на заселение в ближайшем будущем.

Японцы разделили свою зону по цветам на три части: от красной, самой загрязненной, где людей отселили в принудительном порядке, до зеленой — относительно чистой. Территории, входящие в зеленую зону, — потенциальные кандидаты на заселение в ближайшем будущем.

Земля в Японии — весьма дорогостоящий ресурс, поэтому карта японской зоны отчуждения не статична: ее границы каждый год пересматривают. Границы Чернобыльской зоны не менялись с 1986 года, хотя фон в большей ее части нормальный. Для сравнения: около трети всех земель, некогда входивших в Белорусскую зону отчуждения (территория Гомельской области), еще 5 лет назад были переданы в хозяйственный оборот.

На некоторых участках трассы даже в закрытой машине радиационный фон превышал 400 мкР/ч

За пять дней нашего похода в Чернобыль волноваться, глядя на дозиметр, мне пришлось только дважды. Первый раз — когда мы решили срезать путь через лес и 30 минут пробирались по густым зарослям с фоном 2500 мкР/ч. Второй — когда я спускался в печально известный подвал медсанчасти №126 в Припяти, в одной из комнат которого до сих пор хранятся вещи пожарных, тушивших блок 26 апреля 1986 года. Но это два частных случая, все остальное время фон был таким же, как и в Киеве — 10-15 мкР/ч. Основная причина этому — время. Стронций и цезий — самые распространенные радиоактивные изотопы, которыми загрязнена зона, — имеют период полураспада 30 лет. Это значит, что активность этих элементов со времени аварии уже уменьшилась вдвое.

Фукусима пока находится только в начале такого пути. В городах красной, самой грязной зоны, много «свежих» пятен, и все они довольно радиоактивны. Самый большой фон, который мне удалось там измерить, — 4200 мкР/ч. Так фонила почва в двух километрах от АЭС. Уходить с дороги в таких местах опасно, но думаю, пройди я пару метров дальше, фон был бы выше в несколько раз.

Чернобыльская зона отчуждения в 17 км от ЧАЭС. Фон даже меньше, чем в Киеве — 11 мкР/ч

C радиацией можно бороться. Со времени Чернобыльской аварии человечество не придумало лучшего способа борьбы с заражением местности, чем снять верхний слой почвы и захоронить его. Именно так поступили с печально известным «Рыжим лесом» — участком хвойного леса недалеко от ЧАЭС, который принял на себя первый удар облака из разрушенного реактора. Вследствие мощнейших доз излучения деревья «порыжели» и почти сразу погибли. Сейчас на этом месте только несколько сухих стволов: в 1986 году лес срезали, а почву вывезли в могильник.

В Японии верхний загрязненный слой почвы тоже снимают, но не закапывают, а собирают в специальные мешки и складируют. В Фукусимской зоне целые поля таких мешков с радиоактивным грунтом — десятки, может быть, даже сотни тысяч. Прошло уже 5 лет с момента японской аварии, но она до сих пор не локализована. Говорить о монтаже каких-либо саркофагов над блоками можно будет не раньше 2020 года — пока радиационные поля возле АЭС не позволяют людям там работать. Даже роботы, которых японцы посылают расчищать завалы, «умирают» чаще, чем герои «Игры престолов» — их электронная «начинка» просто не выдерживает.

Даже роботы, которых японцы посылают расчищать завалы, «умирают» чаще, чем герои «Игры престолов» — их электронная «начинка» просто не выдерживает.

В Японии верхний загрязненный слой почвы собирают в специальные мешки и складируют

Чтобы охлаждать аварийные реакторы, в активные зоны каждый день закачивается 300 тонн воды. Утечки такой высокорадиоактивной воды в океан происходят регулярно, а радиоактивные частицы из трещин в корпусе зданий попадают в грунтовые воды. Чтобы предотвратить этот процесс, японцы ведут монтаж систем заморозки почвы, которую будут охлаждать трубами с жидким азотом.

Ситуация с Фукусимой уже пятый год напоминает серьезную рану, которую лечат припарками. Проблема состоит в том, что в Чернобыле был один аварийных реактор, а в Фукусиме их три. И не стоит забывать, что время камикадзе давно прошло: никто не хочет умирать, пусть даже как герой. Когда японский работник набирает определенную дозу, его выводят из радиационно опасной зоны. С такой частотой ротации Фукусиму прошло уже более 130 000 человек, и проблемы с новыми кадрами чувствуются все сильнее. Становится очевидно, что Япония не спешит решать проблемы Фукусимы, переоблучая персонал, и просто ждет, пока фон уменьшится со временем.

Для СССР ликвидация аварии была в первую очередь вопросом престижа, поэтому для борьбы с вышедшим из-под контроля мирным атомом страна не жалела никаких ресурсов — ни материальных, ни человеческих.

После аварии в Чернобыле саркофаг над четвертым энергоблоком соорудили за полгода. Это фантастически быстрое решение такой сложной задачи. Достичь этой цели можно было только ценой здоровья и жизней тысяч людей. Например, чтобы расчистить крышу четвертого реактора, привлекались так называемые «биороботы» — солдаты-срочники, которые лопатами раскидывали куски графита и топливные сборки. Для СССР ликвидация аварии была в первую очередь вопросом престижа, поэтому для борьбы с вышедшим из-под контроля мирным атомом страна не жалела никаких ресурсов — ни материальных, ни человеческих. Среди ликвидаторов аварии на ЧАЭС до сих пор бытует поговорка: «Только в такой стране, как СССР, могла произойти Чернобыльская трагедия. И только такая страна, как СССР, могла с ней справиться».

У радиации есть одно необычное свойство: она останавливает время. Достаточно однажды побывать в Припяти, чтобы это почувствовать. Город застыл в социалистическом пейзаже 80-х: ржавые советские вывески, покосившиеся автоматы «Газированная вода» и чудом уцелевшая телефонная будка на одном из перекрестков. В фукусимских городах этот временной контраст практически не чувствуется, потому что Чернобылю в этом году исполнилось 30 лет, а Фукусиме — всего 5. По этой логике через несколько десятков лет японские поселки в печально известной префектуре могут стать аутентичным музеем своей эпохи. Потому что здесь практически все осталось на своих местах. Сохранность вещей иногда просто поражает воображение.

Мародерство здесь если и имело место, то только в единичных случаях и сразу же пресекалось властями, установившими космические штрафы за вынос с зараженной территории любых вещей и предметов. Свою роль, конечно, сыграла и культурная сторона японцев.

Склад мотоциклов под открытым небом в Фукусиме Супермаркет. Практически все вещи до сих пор на полках Автосалон в городе Томиока. В боксах соседнего здания до сих пор стоят автомобили Входить внутрь зданий на территории зоны строго запрещено законом. Но рядом с такими локациями его очень хотелось нарушить. Центр игровых автоматов SEGA В Фукусиме находится большое количество нетронутой техники. Под открытым небом ржавеют как обычные малолитражные «хонды» и «тойоты», так и дорогостоящие «ягуары» и спорткары. Все они — в идеальном состоянии В гараже одного из частных домов в городе Томиока

Припяти в вопросе сохранения исторических объектов повезло меньше. После аварии она оказалась в руках мародеров, которые по частям растащили все, что представляло хоть какую-то материальную ценность: вещи, технику. Даже чугунные батареи вырезались и вывозились из зоны. В припятских квартирах не осталась практически ничего, кроме крупногабаритной мебели, — все давно вывезено.

Процесс разворовывания продолжается и по сей день. По рассказам сталкеров, в зоне до сих пор работают группы, занимающиеся нелегальной добычей и вывозом металла. Хищениям подверглась даже зараженная техника, непосредственно участвовавшая в ликвидации аварии и представляющая угрозу для здоровья человека. Могильники такой техники производят жалкое зрелище: раскуроченные автомобили с вырванными двигателями, ржавые фюзеляжи вертолетов с украденным электронным оборудованием. Судьба этого металла, а также людей, его вывозивших, никому не известна.

Редкий артефакт — сохранившееся пианино в одной из припятских квартир Школа в Припяти (слева) и в Фукусиме (справа) Особенная часть городского пейзажа — застывшие часы на школе в городе Томиока (Фукусима) и на бассейне «Лазурный» в Припяти. Время на часах справа не случайно: 1 час 23 минуты ночи — время аварии на ЧАЭС

В Чернобыле, кроме радиации, самой главной опасностью была милиция. Угодить в руки милиции, охраняющей зону, означало досрочно закончить свой поход и познакомиться с Чернобыльским райотделом, а в худшем случае — еще и попрощаться с частью вещей из своего рюкзака (у знакомых сталкеров во время задержания отобрали дозиметры и другую амуницию). С нами опасный эпизод случился только однажды: ночью в темноте мы едва не наткнулись на блокпост, но за несколько метров услышали голоса и успели обойти его стороной.

В Фукусиме с полицейскими все же пришлось познакомиться. Меня остановили в нескольких километрах от АЭС и спросили, кто я и что здесь делаю. После небольшого рассказа о том, что я из Украины и пишу статью о Чернобыльской и Фукусимской зонах отчуждения, полицейские с интересом покрутили в руках мой дозиметр (у меня была ярко-желтая украинская «Терра-П»), переписали паспорт и права, сфотографировали меня на всякий случай и отпустили. Все очень уважительно и тактично, в духе японцев.

Полицейские в Фукусимской зоне отчуждения. До аварийной АЭС — 1,5 км по прямой

Общая черта Фукусимы и Чернобыля — это абсолютная, торжествующая победы природы. Центральная улица Припяти сейчас больше напоминает амазонские джунгли, чем некогда оживленную городскую артерию. Зелень повсюду, даже крепкий советский асфальт пробит корнями деревьев. Если растения не начнут вырубать, то через 20-30 лет город будет окончательно поглощен лесом. Припять — это живая демонстрация поединка человека с природой, которую человек неумолимо проигрывает.

Трагедия на ЧАЭС и последующее отселение жителей довольно позитивно сказалось на состоянии фауны в зоне. Сейчас она — природоохранный заповедник, в котором водится значительная часть животных из Красной книги Украины — от черных аистов и рыси до лошадей Пржевальского. Животные чувствуют себя хозяевами этой территории. Множество участков в Припяти, например, изрыты кабанами, а наш проводник показывал фотографию, на которой огромный лось спокойно стоит напротив входа в подъезд припятской девятиэтажки.

Наш проводник показывал фотографию, на которой огромный лось спокойно стоит напротив входа в подъезд припятской девятиэтажки.

Чернобыльские джунгли. Здание на одной из центральных улиц Припяти

Атмосфера заброшенных городов способна легко ввести в состояние легкого оцепенения. И если в Припяти, где большинство зданий находятся в плачевном состоянии (вход в них тоже запрещен, но не из-за мародерства, а по соображениям безопастности), это не так ощущается, то в Фукусиме с ее чистыми улицами, брошенной техникой и жилого вида домами состояние легкой паранойи периодически посещает сознание.

Еще одной особенностью Фукусимы является то, что многие направления и въезды перекрыты. Ты видишь дорогу, видишь улицу и здания за ней, но попасть туда не можешь. Это очень похоже на 3D-шутер, в котором часть географии карты не прорисована, ты просто натыкаешься на невидимую стену и не в состоянии пройти дальше.

Многие направления и въезды в Фукусиме перекрыты

Одним из самых ярких моментов моего пребывания в Фукусиме был первый час в зоне. Стараясь увидеть как можно больше, я передвигался исключительно бегом и выбрался к прибрежной зоне, которая больше всего пострадала от цунами в 2011 году. Здесь до сих пор есть разрушенные дома, а тяжелая техника укрепляет береговую линию бетонными блоками. Когда я остановился отдышаться, неожиданно включилась система оповещения в городе. Десятки динамиков, расположенных с разных сторон, создавая странное эхо, начали в унисон говорить по-японски. Я не знаю, о чем вещал тот голос, но я просто замер на месте.

Вокруг не было ни души, только ветер и тревожное эхо с непонятным сообщением. Тогда мне показалось, что я на секунду ощутил, что чувствовали жители японской префектуры в марте 2011 года, когда эти же динамики вещали о приближающемся цунами.

Здание, пострадавшее от цунами 2011 года

Сложно передать все впечатления от зоны отчуждения. Большая часть из них — на эмоциональном уровне, поэтому лучшим способом понять меня станет посещение, например, Чернобыльской зоны. Экскурсия относительно недорогая (около $30) и абсолютно безопасная. Я не рекомендовал бы затягивать, так как в недалеком будущем, возможно, смотреть в Чернобыле уже будет не на что. Почти все здания в Припяти находятся в аварийном состоянии, некоторые из них разрушаются буквально на глазах. Время не щадит и другие артефакты той эпохи. Свой вклад в этот процесс добавляют и туристы.

И если Чернобыль, похоже, навсегда останется пустынным памятником одной из самых крупных техногенных катастроф в мировой истории, то фукусимские города — Томиока, Футаба и другие — выглядят так, будто они все еще ждут возвращения жителей, покинувших свои дома 5 лет назад. И вполне возможно, так оно и случится.

birdinflight.com

Чернобыль против Фукусимы: какая авария стала большей катастрофой?

Рубрика «Scinema».

Сериал “Чернобыль” от канала HBO рассказывает о событиях и трагических последствиях самой известной в мире радиационной аварии. 26 апреля 1986 года разрушился четвертый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции, располагавшейся на территории Украинской ССР (ныне — Украина).

Кадр из сериала Чернобыль / Liam Daniel / HBO

Двадцать один год спустя крупная радиационная катастрофа произошла в Японии. Из-за сильнейшего в истории страны землетрясения и последовавшего за ним цунами вышли из строя системы на АЭС Фукусима-1, что привело к расплавлению активной зоны реакторов.

В ходе обоих инцидентов произошел большой выброс радиации; последствия таких аварий обширны и долгосрочны. Как их сравнить? Какая из аварий нанесла больше ущерба?

В Чернобыле взорвался лишь один реактор, в то время как на Фукусиме вышли из строя три реактора. Но авария на Чернобыльской АЭС все же была намного опаснее, потому что ядро реактора разрушилось чрезвычайно быстро, объясняет Эдвин Лиман, ученый, директор Проекта по ядерной безопасности в Союзе заинтересованных ученых:

В результате, из одного чернобыльского реактора выделилось больше продуктов деления. На Фукусиме реакторы перегрелись и расплавились, но не произошло резкого выброса.

В обеих авариях сиюминутную опасность представлял йод-131 с периодом полураспада около 8 дней. Впрочем, его эффект относительно быстро рассеялся. Долгосрочная опасность исходила преимущественно от стронция-90 и цезия-137, у них период полураспада достигает 30 лет.

По словам Лимана, объем чернобыльских выбросов цезия-137 значительно превышает выбросы на Фукусиме:

Из трех поврежденных реакторов АЭС Фукусима-1 в окружающую среду попали примерно 25 петабеккерелей (ПБк) цезия-137, выброс Чернобыльской АЭС оценивается в 85 ПБк.

Более того, из-за мощного взрыва выбросы Чернобыля раскидало на гораздо большую территорию.

Болезнь, рак и смерть

Два работника Чернобыльской АЭС погибли во время первого взрыва, еще 29 умерли в течение следующих трех месяцев от радиационного отравления. Многие из погибших знали о последствиях, но продолжали работу по ликвидации и предотвращению последующих выбросов. Более 200 тысяч человек из соседних областей были переселены в другие регионы.

В последующие годы количество случаев заболевания раком у детей почти удвоилось. Согласно отчету ООН от 2005 года, примерно 4000 человек в итоге умрут из-за дозы радиации, полученной во время аварии. В 2006 году специалисты Гринписа подсчитали, что суммарное количество жертв Украины, России и Белоруссии может достигнуть 93 000 человек, у 270 000 жителей этих стран может появиться рак, которого бы не было, если бы не авария.

Shutterstock

Что касается аварии в Японии, по информации Всемирной организации здоровья, никто из работников и жителей не умер, и не было зарегистрировано ни единого случая радиационного заражения.

И все же считается, что очень агрессивные меры японского правительства по переселению 100 000 жителей могли косвенно спровоцировать около 1000 смертей, в основном среди пожилых старше 66 лет.

Зоны отчуждения

Зона отчуждения вокруг АЭС Фукусима-1 составляет около 20 километров. Поврежденные реакторы навсегда закрыты, продолжаются работы по ликвидации аварии.

Пока что сложно сказать что-либо конкретное о вреде, который был нанесен окружающей среде. Зарегистрированы случаи генетических мутаций у бабочек, прилетающих из зоны отчуждения. (Не надо представлять монстров с шестью крыльями, сотней глаз и двумя головами. Мутации касаются в основном искривления крыльев, усиков и деформации глаз. Вот тут можете посмотреть на фотографии.)

В 2014 году зараженная вода Фукусимы достигла западного берега Северной Америки, но уровень радиации был слишком низким, чтобы представлять какую-либо опасность для человека. В 2018 году в калифорнийских винах обнаружили немного повышенный уровень радиоактивного цезия-137, но вино тоже сочли безопасным.

DigitalGlobe/Getty

Зона отчуждения Чернобыльской АЭС охватывает территорию радиусом 30 километров вокруг руин станции. По сей день деревни это области остаются заброшенными. Деревья ближайших лесов стали красными и вскоре умерли. Но спустя десятилетия, дикая природа чуть дальше от центра чувствует себя неплохо. Можно сказать, даже процветает в отсутствие людей. (Впервые ученые отследили путь волка из чернобыльской зоны отчуждения)

В 2010 году правительство Украины объявило, что зона относительно безопасна, опасность радиоактивного заражения “несущественна”, поэтому большую часть территории открыли для туристов. Проживание все еще запрещено.

Впрочем, уровень радиации сильно варьируется, поэтому следует соблюдать осторожность. (Съемка с дрона выявила радиоактивные точки Рыжего леса у Чернобыля)

АЭС Фукусима-1 продолжает работу. Закрыты лишь поврежденные реакторы. Но продолжают звучать опасения насчет безопасности объекта.

В итоге обе катастрофы послужили для всего человечества важным уроком о возможных рисках использования ядерной энергии, говорит Лиман:

Никто не должен недооценивать работу, которую необходимо проделать для обеспечения безопасности атомных станций, если мы хотим, чтобы они играли важную роль в будущем энергетики нашей планеты. 

 — Источник: Livescience.

zen.yandex.ru

Зона отчуждения Фукусимы: фото-отчёт, история катастрофы

(18 оценок, среднее: 4,78 из 5) Загрузка...

Содержание:

  • 1 История катастрофы
  • 2 Как все выглядит сейчас

В середине марта 2011 года произошла катастрофа на атомной электростанции в Фукусиме. По прошествии нескольких лет некоторые зоны объявили пригодными для проживания, разрешили возвратиться местным жителям к прежнему месту жительства. Эти зоны обозначены, как зеленые. Вблизи атомной станции остаются красные зоны отчуждения, где находиться опасно для жизни. Жителей прилегающих территорий спешно эвакуировали. Что сейчас происходит на территориях, закрытых для посещения интересует многих, но пробраться туда решаются единицы.

Чтобы попасть за границу закрытой красной зоны, необходимо получить согласование от местных властей. Любопытство движет многими сталкерами, которые, несмотря на запреты попадают за границу красной зоны. О том, что там происходит сегодня, поведают фотографии и рассказы побывавших там исследователей закрытых территорий.

В зоне отчуждения побывали польский, малазийский фотографы, сталкеры из Киева, которые исследовали чернобыльскую зону отчуждения. На их рассказах и фотографиях основывается наше повествование.

История катастрофы

В 2011 году, 11 марта сокрушительное землетрясение 8.9 баллов по шкале Рихтера вызвало образование цунами. После воздействия стихии вблизи атомной электростанции «Фукусима 1» произошла авария, в результате которой вышли из строя средства внешнего и резервного энергоснабжения АЭС, это вызвало остановку работы систем охлаждения энергоблоков АЭС. Цунами затопило большую часть энергоблоков АЭС. Людей спешно эвакуировали из опасной зоны, всего эвакуировали более 120 тысяч человек. Основная масса людей брали с собой только документы, люди не верили, что им никогда не удастся вернуться домой.

Читайте также:  Подвесное кресло своими руками

Как все выглядит сейчас

По прошествии нескольких лет пробраться за границу красной зоны через лесопосадки несложно. Полицейские патрули расставлены вдоль автомагистралей, ведущих к зоне отчуждения. После пересечения заградительной полосы появляются первые неприятные ощущения в виде рези слизистой оболочки глаз, металлического привкуса, но любопытство берет свое. Уровень радиации за чертой с красной отметкой превышает допустимые нормы для проживания до настоящего момента. Внутри городских помещений все осталось нетронутым. Попадая внутрь магазинов, фотографы и нелегальные путешественники отмечали свое удивление тем, что все предметы остались на своих местах.

На прилавках магазинов остались стоять нераспечатанные упаковки с продуктами питания, напитками, бытовой химией. На входе в торговые центры стоят витрины с печатной продукцией, датированной мартом 2011 года. На кухнях ресторанов все осталось так, как во время функционирования заведения.

Витрины ювелирной лавки все так же заполнены золотыми изделиями с драгоценными камнями, внутри ячеек кассы остались монеты, банкноты.

Внутри домов остались личные вещи, ноутбуки, в некоторых местах оставлены вещи в барабанах стиральных машин.

Читайте также:  Красивая дровница для дома и дачи [лучшие варианты 2019]

Удивление вызывает абсолютная нетронутость городов, поселков за границей зоны отчуждения. Здесь не было мародеров. Менталитет японцев не позволяет из совершать действия подобного характера. Во многих заброшенных храмах остались драгоценные реликвии, ювелирные изделия, украшения.

На автостоянках огромное количество автомобилей, которые постепенно зарастают плющом и порослью деревьев. Многие мотоциклы, мопеды припаркованы так, что кажется, скоро выйдет хозяин. На момент аварии зоной отчуждения была объявлена территория с радиусом 60 километров вокруг поврежденного атомного реактора. Благодаря охране территорий, здесь не бывала нога мародеров.

В зоне отчуждения осталось много домашних животных, скота на брошенных фермах. Дикие животные скитаются по улицам заброшенных городов в поисках пищи. При попадании в некоторые дома дикие кабаны переворачивают там все вверх дном. В девяти километрах от эпицентра аварии расположен город Томиока. Один из его жителей добровольно вернулся после насильной эвакуации. Он не смог оставаться в стороне, когда брошенные фермерами животные умирают от голода.

Он кормит, выпасает скот, следит за оставленными хозяевами домашними животными. На коже скота появились ярко-выраженные белые пятна, появление которых Мацумура Наото связывает с употреблением коровами зараженных радиацией трав. В городах отсутствует централизованное электроснабжения, но на улицах установлены фонари на солнечных батареях с датчиками измерения уровня радиационного фона. С их помощью фермер заряжает телефон, ноутбук и аккумуляторные батареи.

Читайте также:  Шкафы для кухни: функциональные, вместительные и стильные

Детские сады и школы остались в том состоянии, как до аварии. На партах сохранились пакеты с бережно упакованной формой, в спортзале аккуратно разложен спортивный инвентарь, лишь засохшие цветы в горшках напоминают о том, что учеников здесь давно не было. Игровая площадка перед детским садом заросла травой, но внутри все осталось на своих местах.

По истечению нескольких лет жители из близлежащих к АЭС городов не могут вернуться домой. Утечки радиоактивных вод со станции продолжаются. Радиоактивные частицы изотопов сохранятся в грунте, деревьях и зданиях.

Правительство Японии предпринимает титанические усилия по очищению территорий от радиационного загрязнения. В зоне отчуждения занято огромное количество роботов и более двадцати человек, которые занимаются очисткой домов, улиц от радиации, чтобы местные жители могли вернуться домой.

Верхний слой зараженного грунта снимают, помещают в мешки и перед последующим вывозом замораживают.

Для экономии площадей, мешки складывают один на один. Не смотря на все усилия властей, возвращение людей в зону отчуждения затянется на несколько десятилетий.

Внимание, только СЕГОДНЯ!

(18 оценок, среднее: 4,78 из 5) Загрузка...

landshaftnik.com

Японец вернулся в зараженную зону Фукусимы, чтобы кормить брошенных там животных

В результате аварии произошедшей на АЭС «Фукусима-1» в 2011 году близлежащие территории оказались заражены и население спешно эвакуировано из опасного района. Люди были вынуждены бросить здесь все, включая скот и домашних животных. Оставшись без пропитания, животные были обречены на голодную смерть. Но один японец, 55-летний Наото Мацумура (Naoto Matsumura), вернулся в зону отчуждения чтобы кормить оставленных животных. Он осознает, что каждый день он получает огромную дозу радиации, но это его мало волнует. С помощью добровольцев, присылающих деньги, он обеспечивает пищей собак, кошек, коров и многих других животных оставшихся в зараженной зоне. Наото Мацумура является единственным человеком, осмелившимся жить в запретной зоне Фукусимы.

Уехав во время эвакуации, потом он вернулся, чтобы заботиться о животных, которые были оставлены.

Он вернулся, что бы помочь своим домашним животным, но понял сколько много их еще здесь, нуждающихся в помощи.

Мацумура знает что излучение убивает его, но отказывается беспокоится об этом.

Мацумура обнаружил тысячи коров, которые погибли в закрытых загонах.

Он также освободил много животных, которые были оставлены на цепи их владельцами.

Правительство запретило ему находиться там, но это его не останавливает.

Он приехал сюда в 2011 году и уже 4 года живет здесь.

Он полагается исключительно на пожертвования от добровольцев.

Поклонники называют его «Хранитель животных Фукусимы».

lastmag.ru

Что происходит в Фукусиме спустя 8 лет после аварии (Самоотверженные японцы живут там ради спасения животных)

11 марта 2011 года мир потрясла крупнейшая со времен Чернобыля ядерная катастрофа. Землетрясение огромной мощности и последовавшее за ним цунами вывели из строя АЭС «Фукусима-1» и стали причиной гибели и страданий многих людей. Но если сегодня ту же Чернобыльскую зону отчуждения разграбили чуть ли не «до дна», то в префектуре Фукусима практически все остается нетронутым.

Отсутствие мародеров — факт, заслуживающий уважения, но еще больше нас в AdMe.ru впечатлили истории тех, кто вернулся в зону отчуждения исключительно ради спасения покинутых во время эвакуации животных.

© Eric Lafforgue/Exclusivepix Media/EAST NEWS  

Самоотверженность против осторожности

В преддверии летних Олимпийских игр, которые планируются в Японии в 2020 году, местные власти прикладывают массу усилий для восстановления зараженных территорий. Ликвидаторы ведут активные работы по расчистке и обеззараживанию местности, а чиновники подписывают документы, отменяющие первоначальные приказы об эвакуации из определенных зон отчуждения. Но многие японцы не торопятся возвращаться в родные места из соображений безопасности.

© Damir Sagolj/REUTERS  

Часы над холодильником показывают время землетрясения, случившегося 11 марта 2011 года (кухня дома в городе Намиэ, префектура Фукусима).

Однако есть и исключения. Наото Мацумура вместе с семьей был вывезен из радиоактивной территории сразу после катастрофы. Некоторое время спустя он сознательно вернулся домой, чтобы позаботиться о своих питомцах, брошенных во время эвакуации. Въехав на своем пикапе в город, Наото был поражен: он мчался, движимый беспокойством о собственных животных, а его встретили сотни измученных кошек, собак, свиней, коров, овец, коз и даже страусов, едва переставляющих ноги от голода.

© Naoto Matsumura/Exclusivepix Media/EAST NEWS  

И Наото остался, став единственным жителем городка. Он начал кормить всех животных, попадающихся на его пути, объезжал дворы, отвязывал собак, выпускал коров, сгонял их в стадо, мастерил загоны для свиней, и так изо дня в день.

Из-за того, что животные на фермах Фукусимы подверглись облучению радиацией, их стало невозможно использовать в сельскохозяйственных целях, и местные власти приняли решение об усыплении из соображений гуманности. Чтобы не допустить такого, Наото добровольно вызвался взять над ними шефство.

© Naoto Matsumura/Exclusivepix Media/EAST NEWS  

Сегодня с медикаментами и кормом для животных ему помогают неравнодушные люди. О самоотверженном японце создал фильм американский лайфстайл-журнал Vice.

Наото Мацумура — не единственный, кто считает, что животные не должны расплачиваться за ошибки людей. The New York Times написала о Масами Йошидзаве — фермере из Намиэ, который вернулся на свое пораженное радиацией ранчо, потому что не мог позволить властям привести в исполнение правительственный приказ об убийстве животных.

«Эти коровы — живое свидетельство человеческой глупости здесь, на Фукусиме, — прямолинейно заявил Масами. — Правительство хочет убить их, чтобы стереть то, что здесь произошло, и восстановить для Японии ее доаварийный статус-кво. Я не позволю им».

Новозеландский журналист Дэвид Фарриер приехал к Масами Йошидзаве на ранчо.

Он регулярно ходит по округе в поисках истощенных животных, которых ему иногда приходится тянуть за уши, чтобы заставить следовать за ним домой. При этом Масами пытается избежать полицейских блокпостов: технически это незаконно, если кто-то живет в зоне эвакуации.

Тем не менее его несколько раз ловили и заставляли подписать заготовленный бланк с извинениями за вход на запрещенную территорию. Масами подписывал, но прежде вычеркивал пункт с обещаниями не делать этого снова.

А вот Кейго Сакамото, фермер из Нарахи, изначально отказался покинуть свой дом в зоне отчуждения. Он остался заботиться о 500 брошенных во время эвакуации животных.

© Damir Sagolj/REUTERS  

Взгляд извне на внутренние проблемы

В 2018 году МИД Японии пригласил в префектуру Фукусима 5 журналистов (из России, Нидерландов, Германии, Бразилии и Гонконга), чтобы показать, как там обстоят дела. Один из корреспондентов, Константин Волков, после визита подготовил материал для «Российской газеты», в котором изложил любопытные факты, описывающие нынешнюю обстановку в Фукусиме.

«Немецкий журналист Сорен Киттель, самый предусмотрительный из нашей группы, привез с собой счетчик Гейгера. Им мы замеряли все: воду, фрукты, рыбу, рис, саке, японцев... Японцы смотрели на нас с удивлением — сами они ничего не меряют, оставляя это властям и оператору АЭС „Фукусима-1“».

Выяснилось, что продукты, которыми до аварии славился регион, пользуются спросом и сейчас, к примеру яблоки, саке (оно, по словам Константина Волкова, обладает очень нежным вкусом и считается лучшим в Японии) и фукусимский рис (тоже лучший в Японии, настолько, что его закупает даже императорский дом). К слову, при проверке риса счетчиком Гейгера показатели не превышали уровня природного фона.

© Issei Kato/REUTERS  

Лабораторный техник использует счетчик Гейгера для измерения радиации у рыбы, которая была поймана рядом с поврежденной цунами АЭС «Фукусима-1».

Как оказалось, не все японцы надеются на операторов в вопросе радиационных замеров. В префектуре Фукусима ради всех детей Японии объединились неравнодушные матери. Своими силами они создали с нуля лабораторию, чтобы тестировать на радиацию буквально все подряд: рис, морепродукты, воду, землю, мох и даже мусор из пылесоса. Интересно, что ни одна из этих женщин не владела специальными знаниями для такой деятельности, поэтому им приходилось учиться в процессе.

Сотрудница лаборатории Норико Танака (Noriko Tanaka) говорит, что проблема радиации не ограничивается зараженной зоной. Кроме возможных вопросов со здоровьем существует социальный фактор — потенциальная дискриминация по отношению к подрастающим детям с загрязненных территорий. Некоторые девочки и мальчики, эвакуированные из Фукусимы в другие префектуры, сталкиваются с предубеждением и издевками сверстников, например в школе.

© Kim Kyung-Hoon/REUTERS  

Специалисты замеряют уровень радиации у детей, которые приехали из зоны заражения.

Здравствуйте, как пройти в Фукусиму?

Самостоятельное посещение зоны отчуждения запрещено. Однако в 2016 году малайзийский фотограф-сталкер Кео Ви Лунг (Keow Wee Loong) с парой единомышленников проник на территорию, условно обозначенную «красной линией». Ребята приложили массу усилий, чтобы пробраться незамеченными мимо охраны, потому что не озаботились получением разрешения от властей. Из противорадиационной спецодежды у них была только вентиляционная маска, потому что незадолго до своего сталкер-приключения Лунг потерял все деньги на снаряжение.

Несмотря на готовность молодого сталкера пойти на все, чтобы оказаться в зоне отчуждения Фукусимы, он стал не первым. В 2013 году представители Google проезжали по улицам Намиэ, поэтому пользователи Google Maps могут виртуально «пройти» по заброшенным улицам и увидеть, как выглядел город через 2 года после катастрофы.

Япония делает ставку на ядерный туризм

Местные власти всеми способами стремятся реанимировать опасные территории не только в контексте природы, но и в глазах общественности. Так, блогер-путешественник Сергей Кондратенко оказался в эвакуированном городе Фукусимы Окума. В своем инстаграм-аккаунте он разместил 10 фотографий оттуда и написал:

«Если Чернобыльскую зону в основном разграбили, то в Фукусиме все осталось почти в нетронутом виде. Типичный японский город, но только без людей. Многие дома идеально сохранились, жители покидали их в спешке, забирая только документы. Люди не знали, что сюда они уже не вернутся. В городе-призраке до сих пор работают светофоры, а вечером включается уличное освещение. Смотрится жутковато. Все дело в том, что на сегодняшний день в зоне отчуждения работает около 20 тыс. ликвидаторов».

На вопрос подписчиков, принимал ли он какие-нибудь лекарства до входа в зону отчуждения, Сергей ответил отрицательно, так как там нельзя только ходить по траве и трогать предметы. На другой животрепещущий вопрос о том, можно ли самому организовать такой туристический маршрут, Сергей написал, что самостоятельно нельзя и лично у него был гид.

А вы рискнули бы съездить с туристической группой в один из покинутых городов?

Фото на превью Naoto Matsumura/Exclusivepix Media/EAST NEWS

www.adme.ru

8 лет со дня аварии на Фукусиме: что происходит сейчас

Япония чтит память жертв аварии на АЭС «Фукусима-1». Церемония по всей стране началась с минуты молчания в 14:46 (8:46 по мск): именно в этот момент восемь лет назад у северо-восточного побережья произошло землетрясение магнитудой 9 баллов, которое спровоцировало цунами. Гигантская волна обрушилась на атомную станцию и стала причиной крупнейшей после Чернобыля ядерной катастрофы в истории.

Разрушения на трех из шести реакторов привели к радиоактивному загрязнению воздуха, почвы и океана; больше всего пострадали префектуры Иватэ, Мияги и Фукусима. Погибло почти 16 000 человек, около 3000 пропали без вести. До сих пор в эвакуации остается около 52 тысяч человек. Тем временем покинутые области облюбовали животные – в частности, кабаны. 

В настоящее время на АЭС продолжаются ликвидационные работы, а на полный демонтаж станции потребуется около 40 лет. Несмотря на то, что специалистам удалось закрыть поврежденные энергоблоки и ограничить масштабы загрязнения окружающей среды, угроза обострения ситуации сохраняется. Серьезную проблему представляет зараженная вода, собранная в зоне ЧП. Миллион литров хранится в контейнерах рядом с АЭС, но в случае нового землетрясения они могут быть повреждены, что приведет к новому витку экологического кризиса.

По последним планам, воду из Фукусимы после очистки собираются слить в океан: эти работы займут около двух лет. Против этой идеи категорически возражают рыбаки, которые и сейчас испытывают сильное падение спроса на рыбу.

Очистные мероприятия, демонтаж станции и полная дезактивация пострадавших районов потребует не менее 21,5 триллиона иен (192,5 миллиарда долларов), что составляет примерно 20% годового бюджета страны. Экологические экспертизы и исследования продолжаются. Посмотрите на колледж в городе Кесеннума (префектура Мияги), который стал памятником трагедии. Он не восстановлен, но завалы частично расчищены –  и вход для туристов открыт.

Посмотрите на затопленные руины Фукусимы.

nat-geo.ru

Фукусима: 8 лет после катастрофы

11 марта 2011 года мир потрясла крупнейшая со времен Чернобыля ядерная катастрофа. Землетрясение огромной мощности и последовавшее за ним цунами вывели из строя АЭС «Фукусима-1» и стали причиной гибели и страданий многих людей. Но если сегодня ту же Чернобыльскую зону отчуждения разграбили чуть ли не «до дна», то в префектуре Фукусима практически все остается нетронутым. В преддверии летних Олимпийских игр, которые планируются в Японии в 2020 году, местные власти прикладывают массу усилий для восстановления зараженных территорий. Ликвидаторы ведут активные работы по расчистке и обеззараживанию местности, а чиновники подписываютдокументы, отменяющие первоначальные приказы об эвакуации из определенных зон отчуждения. Но многие японцы не торопятся возвращаться в родные места из соображений безопасности. Часы над холодильником показывают время землетрясения, случившегося 11 марта 2011 года (кухня дома в городе Намиэ, префектура Фукусима). Однако есть и исключения. Наото Мацумура вместе с семьей был вывезен из радиоактивной территории сразу после катастрофы. Некоторое время спустя он сознательно вернулся домой, чтобы позаботиться о своих питомцах, брошенных во время эвакуации. Въехав на своем пикапе в город, Наото был поражен: он мчался, движимый беспокойством о собственных животных, а его встретили сотни измученных кошек, собак, свиней, коров, овец, коз и даже страусов, едва переставляющих ноги от голода. И Наото остался, став единственным жителем городка. Он начал кормить всех животных, попадающихся на его пути, объезжал дворы, отвязывал собак, выпускал коров, сгонял их в стадо, мастерил загоны для свиней, и так изо дня в день. Из-за того, что животные на фермах Фукусимы подверглись облучению радиацией, их стало невозможно использовать в сельскохозяйственных целях, и местные власти приняли решение об усыплении из соображений гуманности. Чтобы не допустить такого, Наото добровольно вызвался взять над ними шефство. Сегодня с медикаментами и кормом для животных ему помогают неравнодушные люди. О самоотверженном японце создал фильм американский лайфстайл-журнал Vice. Наото Мацумура — не единственный, кто считает, что животные не должны расплачиваться за ошибки людей. The New York Times написала о Масами Йошидзаве — фермере из Намиэ, который вернулся на свое пораженное радиацией ранчо, потому что не мог позволить властям привести в исполнение правительственный приказ об убийстве животных. «Эти коровы — живое свидетельство человеческой глупости здесь, на Фукусиме, — прямолинейно заявил Масами. — Правительство хочет убить их, чтобы стереть то, что здесь произошло, и восстановить для Японии ее доаварийный статус-кво. Я не позволю им». Новозеландский журналист Дэвид Фарриер приехал к Масами Йошидзаве на ранчо. Он регулярно ходит по округе в поисках истощенных животных, которых ему иногда приходится тянуть за уши, чтобы заставить следовать за ним домой. При этом Масами пытается избежать полицейских блокпостов: технически это незаконно, если кто-то живет в зоне эвакуации. Тем не менее его несколько раз ловили и заставляли подписать заготовленный бланк с извинениями за вход на запрещенную территорию. Масами подписывал, но прежде вычеркивал пункт с обещаниями не делать этого снова. А вот Кейго Сакамото, фермер из Нарахи, изначально отказался покинуть свой дом в зоне отчуждения. Он остался заботиться о 500 брошенных во время эвакуации животных.

Взгляд извне на внутренние проблемы

В 2018 году МИД Японии пригласил в префектуру Фукусима 5 журналистов (из России, Нидерландов, Германии, Бразилии и Гонконга), чтобы показать, как там обстоят дела. Один из корреспондентов, Константин Волков, после визита подготовил материал для «Российской газеты», в котором изложил любопытные факты, описывающие нынешнюю обстановку в Фукусиме. «Немецкий журналист Сорен Киттель, самый предусмотрительный из нашей группы, привез с собой счетчик Гейгера. Им мы замеряли все: воду, фрукты, рыбу, рис, саке, японцев… Японцы смотрели на нас с удивлением — сами они ничего не меряют, оставляя это властям и оператору АЭС „Фукусима-1“». Выяснилось, что продукты, которыми до аварии славился регион, пользуются спросом и сейчас, к примеру яблоки, саке (оно, по словам Константина Волкова, обладает очень нежным вкусом и считается лучшим в Японии) и фукусимский рис (тоже лучший в Японии, настолько, что его закупает даже императорский дом). К слову, при проверке риса счетчиком Гейгера показатели не превышали уровня природного фона. Лабораторный техник использует счетчик Гейгера для измерения радиации у рыбы, которая была поймана рядом с поврежденной цунами АЭС «Фукусима-1». Как оказалось, не все японцы надеются на операторов в вопросе радиационных замеров. В префектуре Фукусима ради всех детей Японии объединились неравнодушные матери. Своими силами они создали с нуля лабораторию, чтобы тестировать на радиацию буквально все подряд: рис, морепродукты, воду, землю, мох и даже мусор из пылесоса. Интересно, что ни одна из этих женщин не владела специальными знаниями для такой деятельности, поэтому им приходилось учиться в процессе. Сотрудница лаборатории Норико Танака (Noriko Tanaka) говорит, что проблема радиации не ограничивается зараженной зоной. Кроме возможных вопросов со здоровьем существует социальный фактор — потенциальная дискриминация по отношению к подрастающим детям с загрязненных территорий. Некоторые девочки и мальчики, эвакуированные из Фукусимы в другие префектуры, сталкиваются с предубеждением и издевками сверстников, например в школе.

Специалисты замеряют уровень радиации у детей, которые приехали из зоны заражения.

Здравствуйте, как пройти в Фукусиму?

Самостоятельное посещение зоны отчуждения запрещено. Однако в 2016 году малайзийский фотограф-сталкер Кео Ви Лунг (Keow Wee Loong) с парой единомышленников проник на территорию, условно обозначенную «красной линией». Ребята приложили массу усилий, чтобы пробраться незамеченными мимо охраны, потому что не озаботились получением разрешения от властей. Из противорадиационной спецодежды у них была только вентиляционная маска, потому что незадолго до своего сталкер-приключения Лунг потерял все деньги на снаряжение. Несмотря на готовность молодого сталкера пойти на все, чтобы оказаться в зоне отчуждения Фукусимы, он стал не первым. В 2013 году представители Google проезжали по улицам Намиэ, поэтому пользователи Google Maps могут виртуально «пройти» по заброшенным улицам и увидеть, как выглядел город через 2 года после катастрофы.

Япония делает ставку на ядерный туризм

Местные власти всеми способами стремятся реанимировать опасные территории не только в контексте природы, но и в глазах общественности. Так, блогер-путешественник Сергей Кондратенко оказался в эвакуированном городе Фукусимы Окума. В своем инстаграм-аккаунтеон разместил 10 фотографий оттуда и написал: «Если Чернобыльскую зону в основном разграбили, то в Фукусиме все осталось почти в нетронутом виде. Типичный японский город, но только без людей. Многие дома идеально сохранились, жители покидали их в спешке, забирая только документы. Люди не знали, что сюда они уже не вернутся. В городе-призраке до сих пор работают светофоры, а вечером включается уличное освещение. Смотрится жутковато. Все дело в том, что на сегодняшний день в зоне отчуждения работает около 20 тыс. ликвидаторов».

На вопрос подписчиков, принимал ли он какие-нибудь лекарства до входа в зону отчуждения, Сергей ответил отрицательно, так как там нельзя только ходить по траве и трогать предметы. На другой животрепещущий вопрос о том, можно ли самому организовать такой туристический маршрут, Сергей написал, что самостоятельно нельзя и лично у него был гид.

tursputnik.com


Смотрите также

Возврат к списку